ФЭНДОМ


Dark Absurdoteka
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.
WikiSU
Для людей с оригинально извращённым чувством юмора так называемые «эксперты» из Википедии предлагают статью под названием Интервью с вампиром (фильм).

— Итак, начнём. Кто Вы?

— Я — энергетический вампир.

— Расскажите вкратце, что это значит.

— Это значит, что я специально стараюсь всех бесить, чтобы питаться эмоциями людей. Это заставляет меня чувствовать себя более молодым и энергичным.

— То есть как бешеная бабка в общественном транспорте?

— Да кто тут из нас двоих энергетический вампир, в конце концов, Вы или я?! По логике вещей, это я должен Вас бесить всякими противными и унизительными сравнениями, а не Вы меня… Нет, бешеная бабка — это вовсе не обязательно энергетический вампир. Скорей всего, она даже не особо осознаёт, что и зачем творит, а настоящий энергетический вампир действует с глубоким пониманием и знанием дела. Нужно потратить немало лет, чтобы постичь все секреты мастерства у знающего наставника.

— То есть однажды Вы решили стать энергетическим вампиром и научиться этому?

— Именно так.

— И что сподвигло Вас на этот шаг?

— Моя жена умерла. Это было ужасно — ушёл из жизни единственный человек, которого мне тогда удавалось вывести из себя и как следует этому порадоваться. Помнится, когда она была жива, я специально разбрасывал носки по дому, предварительно нося их столь долго, что уже и самому было тяжко терпеть это зловоние. Также, помнится, я при каждом удобном и неудобном случае любил ей повторять, что место женщины на кухне, особенно когда она отлучалась в ванную или в уборную. Таким образом, я подразумевал, что женщина, чтобы оставаться настоящей женщиной, должна принимать душ в кухонной мойке для посуды и ходить в кастрюлю, в которой варит борщи… И вот, подавленный горем после смерти жены, я встретил Лестата — человека, который окончательно обратил меня в энергетические вампиры, дав мне важные тайные знания.

— И что же было дальше?

— Мы стали появляться на разных светских мероприятиях и искать там себе жертв. Например, однажды я познакомился с одной пожилой дамой, отправился гулять с ней в сад и загрыз её пуделей.

— Загрызли её пуделей?!

— Ну да. Чего только ни сделаешь для того, чтобы вывести человека из себя!

— Очень интересно! Продолжайте, прошу Вас!

Intervyu

— А потом мы с Лестатом решили, что бесить каждого человека отдельно — это малоэффективно, и надо изобрести что-нибудь такое, чтобы раздражать всё общество в целом. Мы решили удочерить девочку по имени Клавдия, чтобы окружающие считали нас однополой семьёй с приёмным ребёнком. Толерантность в те годы была ещё не в моде, поэтому мы рассчитывали на грандиозный эффект. Но ничего из ряда вон выходящего не произошло — как оказалось, каждому гораздо больше дела до самого себя, например до того, что у него сломался ноготь, чем до нашего морального облика. В итоге, девочка не особо нам пригодилась, но мы всё равно решили оставить её у себя и никуда не прогонять, потому что было забавно наблюдать за ребёнком, быстро перенявшим всю нашу премудрость и доводящим до истерики своих воспитательниц и продавцов в магазине игрушек. Но однажды Клавдия решила, что посторонних людей ей мало, и пора бы приняться за близких. Хорошо, что её выбор пал на Лестата, а не на меня! Она познакомила его с двумя мальчиками-близнецами, предварительно наврав ему, что они — замечательный объект для энергетического вампиризма. Ничего не подозревающий Лестат принялся за них, но как он ни старался, они отвечали ему только «угу», «ну да, ну да…» и прочие ничего не значащие вещи.

— А они вообще были нормальные?!

— В принципе, да, только очень флегматичные… Лестат оказался так подавлен своей неудачей, что здоровье его сильно ухудшилось, и вскоре нам показалось, что он и вовсе умер. Мы решили это отметить и отправились с Клавдией в Париж. В Париже мы увидели представление с необычными актёрами, и поняли, что что-то тут не то: возможно, это были энергетические вампиры, притворяющиеся обычными людьми, которые притворяются энергетическими вампирами.

— А что был за спектакль?

— Точно не помню. Кажется, какие-то шекспировские страсти, может, как раз и что-то по Шекспиру… А потом наши предположения подтвердились: это и правда оказались энергетические вампиры, которые распознали и нас и пожелали с нами пообщаться. От них мы выяснили, что, оказывается, есть какая-то вампирская этика, и что мы её, оказывается, нарушили — негоже, мол убивать других энергетических вампиров. Через несколько дней они поймали нас и учинили над нами расправу. Меня эти негодяи замуровали в стену, и это было ужасно. Как я уже говорил, энергетические вампиры обычно здоровы и полны сил, поэтому я легко мог бы там пролежать и несколько дней, ожидая своего освобождения, но неприятность была в другом — только представьте, как тяжело, когда ты вынужденно находишься в полном одиночестве, и вокруг тебя нет никого, чтобы раздражать его и питаться его энергией!

— О, как я Вас понимаю! Но Вы сейчас стоите передо мной целый и невредимый, поэтому я подозреваю, что вскоре действительно кто-то явился, и спас Вас?

— Да, так и было. Это был Арман — главарь парижского клана энергетических вампиров. Он разобрал стену, а потом намекнул мне, что вся его компания уже наскучила ему, и что мы с ним тоже можем поиграть в однополую семью и попытаться вызвать негодование общественности. Я намекнул ему, что мы уже пытались устраивать нечто подобное с Лестатом, но у нас ничего не вышло. Он же ответил мне, что то был Новый Орлеан, а это всё-таки Париж. Я же сказал, что место действия непринципиально, и что в наш циничный век такими штучками никого не удивишь, будь то Париж, Новый Орлеан или Верхнее Заковыркино.

— А с Клавдией-то что?

— Эх, её эти негодяи всё-таки сгубили… Расстроенный, я вернулся на родину, и однажды случайно нашёл там Лестата. Его лицо было измождённым, а руки устало ходили по клавишам… Оказалось, что он троллит где-то на захудалом политическом форуме, стараясь получить хоть крохи энергии от человеческого негодования — после расправы, которую учинила над ним Клавдия, он был слишком слаб, чтобы действовать в реале.

— А, может, он просто записался в диванные войска?

— Не похоже на то. Ему, как и всегда, была нужна энергия, а не какие-то жалкие центы за работу… Так вот, он сказал, что готов простить меня, и предложил снова быть вместе. Я тактично отказался — похоже, это моя судьба — выслушивать предложения симпатичных молодых людей быть с ними вместе, горестно вздыхать и тактично отказываться.

— Огромное спасибо за Ваш интересный рассказ! А что если нам с Вами объединиться, Вы научите меня всем премудростям энергетического вампиризма, и мы будем красивой и элегантной парой энергетических вампиров?

— Эх, и Вы туда же? Нет уж, спасибо, до свидания.

Журналист собрал свои вещи, спустился по лестнице, вышел из здания, сел в машину и поехал домой. Он радовался тому, что получил отличный материал для статьи, и отказ интервьюируемого сделать его энергетическим вампиром не очень-то печалил его. Вдруг с заднего сиденья он услышал голос, который поучал, как правильно ехать. Он оглянулся и увидел, что в машине сидит посторонний человек. Этот человек представился Лестатом и продолжил свои навязчивые поучения — то свернул не там, то пропустил не того, тут можно было бы и на красный проехать, а там обязательно надо было подождать… Эти замечания ужасно раздражали журналиста. Он почувствовал себя полностью вымотанным, а Лестат, напротив, становился всё более весёлым и энергичным прямо на глазах. А потом Лестат предложил журналисту сделать его энергетическим вампиром. Согласился ли он? Неизвестно.