ФЭНДОМ


Abteca emblem
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Однажды…

Нет, не так.

Один раз… Править

В общем, жил-был…

Хотя нет Править

Все-таки, пусть будет однажды. Ну так вот.

Однажды…

Не могу. Не могу продолжить. Что однажды? Как однажды? Пусть лучше будет «Жил-был».

Итак, жил-был, был-жил… Жил-был… Этот, ну, как его, этот, с усами. Или без усов. Наверное, без усов. А «Однажды» все-таки было лучше. Нет, положительно, с этим надо покончить.

Так вот, вернемся к нашей истории. Этот, который без усов, он их сбрил. Как что?! Усов. То есть «усы». Да, он их сбрил, поэтому у него их и не было. А вообще это не он сбрил. У этого их просто не было. Ну так, вообще не было. А у другого были. Но он их сбрил. Он кстати был моим соседом. Да не тот, который сбрил, а тот, у которого их не было.

Именно так Править

Колбаса

Он очень колбасу любил. Только здесь его нет, и это не та колбаса.

И вообще нехороший он был человек… У него была жена. Она купила кота и колбасу, а он ее съел. Как это «Кто кого съел»? Он съел ее. Тот, который усы сбрил. А кого съел, это и так понятно — кого-кого — жену. Шучу. Колбасу. Ааа… Нет, это был не тот, который сбрил, а тот, который без усов. Вообще без усов. И еще мой сосед.

А почему он плохой человек… Да потому, потому, что он кота выбросил из окна. Вместе с женой. Но он жил на первом этаже. А жена вообще-то сама упала. За котом. Он ее не бросал. А как ее сбросишь? Тяже-елая. Двумя руками только! А у него обе были заняты. Он тогда колбасу ел. А кота ногой толкнул. Случайно. А так как тот на подоконнике лежал, то и получилось, что он его сбросил. А жена просто упала.

Кот с повернутой головой

А еще у него кот был. Только это не он. И не его кот.

Нет, она не упала, а перелезла, чтобы с соседкой поговорить. Просто, выглядело так, как будто бы упала. Соседский мальчик так и подумал. Да, сын того, у которого усов не было. Точнее того, который их сбрил. Он так всем сказал: «А жена-то его упала, как говорится, прямо из окна, как говорится». Ну они и пришли к нему домой. Да не к тому у кого мальчик, а к тому, которой усы сбрил… Тьфу, у которого усов не было.

Как «кто они»? Да скорая. Приехали, точнее приехала, и забрали ее. Точнее забрала. А она брыкается. Да не скорая, а жена, кто же еще, та у которой усов не было. Опять — двадцать пять, я хотел сказать: «Та, которая из окна упала.» А хотя усов у нее тоже не было. Как впрочем у моей жены. Нет у меня жены. Я развелся. Точнее — она развелась. А я сидел и колбасу ел. Нет, уже после того, как развелся. Я тоже колбасу люблю.

Поэтому и ем. Вот и он ел. Поэтому, когда скорая спрашивала про жену, он ее ел. Ее — то есть, колбасу. Поэтому жену и забрали. И его тоже. А когда он доел колбасу, он спросил, нет ли у них еще. А они сказали, что есть. Тогда он взял и стал еще есть. Впрочем как и жена. Она к тому времени тоже колбасу полюбила.

Кстати, вот это, самое последнее, я выдумал. Что — не догадались?!

Ну вот, такие вот дела.

А плохой человек он, потому что один раз со мной не поздоровался, когда на работу шел. Но он, по-моему, торопился.