Викия

Абсурдопедия

Абсурдотека:Космическая возня/Эпизод XV

< Абсурдотека:Космическая возня

3581статья на
этой вики
Добавить новую страницу
Обсуждение0 Поделиться
Datapad.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Давным-давно,
в далёкой-далёкой галактике....

Voznya.jpg

ЭПИЗОД XV
МАСТЕР СЮРПРИЗОВ


Наёмник Таран Аргон успешно доставил до Корусанта Эуфорбию — школьницу с планеты Манолгух. Передав её Улсису, Канцлеру Галактической Республики и получив плату за выполнение заказа, он удалился…

Канцлер подошёл к девочке. Она мрачно посмотрела на него и поинтересовалась:

— Ну, и зачем ты меня купил, старый хрен?

— Вовсе не для тех целей, о коих Вы, вероятно, подумали, дерзкая юная особа. Я должен сказать Вам шокирующую правду…

Канцлер сделал глубокий вдох, морально готовясь изречь самую важную и ответственную фразу во всей галактике, собрался с духом, и, наконец, произнёс:

— Эуфорбия, я — Ваш отец.

Глаза девочки округлились, и она от удивления начала икать. Канцлер продолжал:

— Я обязательно хотел сказать Вам об этом лично, поэтому предварительно проинструктировал Тарана Аргона, чтобы он не открывал Вам эту тайну, да и вообще молчал о том, что везёт Вас ко мне.

Эуфорбия начала приходить в себя и даже пытаться воспринимать ситуацию с иронией:

— Да уж, Вы — просто мастер сюрпризов, Канцлер! Не думали о карьере в шоу-бизнесе, когда Ваш срок подойдёт к концу?

Вопрос про окончание своего срока Канцлер воспринял вполне всерьёз и решил дать на него серьёзный ответ:

— Не волнуйтесь, Эуфорбия. Политическая ситуация складывается таким образом, что меня должны переизбрать на второй срок. И даже когда я всенародно объявлю Вас своей дочерью, это тоже не будет помехой моей политической карьере. Буквально недавно не без моей помощи вышел закон, запрещающий осуждать высокопоставленных лиц за наличие незаконнорожденных детей. В связи с этим я готовился лично отправиться на Манолгух и торжественно Вас оттуда забрать. Но случилось непредвиденное — это ужасное землетрясение. Поэтому я решил Вас экстренно эвакуировать и прибег к помощи наёмника.

— Значит, я незаконнорожденная? А моя мать-то хоть была настоящей?

— Женщина, которая Вас воспитывала, была Вашей приёмной матерью. А Ваша биологическая мать, к сожалению, умерла при родах.

— А действительно, я уже давно подозревала, что мои родители — не родные. Они очень жадные, даже тренировочный бластер не хотели мне покупать. А Вы — не жадный,… отец? Вы купите мне бластер? А может быть, даже и не тренировочный, а настоящий?

— Не буду скрывать от Вас, что с такой зарплатой, как у меня, покупка бластера от жадности вовсе не зависит — бластер мне обойдётся смехотворно дёшево. Но тут дело скорее в принципах, Эуфорбия. Здесь, на Корусанте, я распоряжусь, чтобы Вы изучали галактическую историю, политологию, экономику, историю искусств, теорию этикета… У Вас быстро сформируется принципиально иное мировоззрение, и мечта о бластере потеряет для Вас свою актуальность. А если нет — давайте вернёмся к этому вопросу через неделю.

С этого дня начались долгие недели освоения озвученной новоявленным отцом учебной программы и прочих утомительных занятий. С точки зрения Тарана Аргона его спец-операция по спасению Эуфорбии и отправки её на Корусант выглядела как передача больного, неустроенного ребёнка в заботливые руки отца. А с точки зрения самой Эуфорбии это было больше похоже на продажу в рабство — теперь почти ни минуты её времени не принадлежало ей самой. А что же делает разумных существ свободными, если не свободное время?

* * *

Она сидела за богато убранным столом и ждала, когда ей принесут ужин. Швейцар не заставил себя долго ждать. Появившись в дверях с блестящим подносом, на котором располагались тарелка с ароматным, дымящимся мясом и бокал вина, он доложил: «Предплечье жрючьей третьей нижней руки по-тойдарийски с коррелианским вином, Ваше Императорское Величество.» — «Благодарю». Плавным и ленивым движением она воткнула вилку в превосходное мясо, не спеша отрезала ножом кусочек и начала медленно и вдумчиво пережёвывать. Наконец она обратилась к горничной: «Лея, вели подать какое-нибудь другое вино к этому мясу… Коррелианское не очень сочетается. Пожалуй, будет лучше татуинское сухое. И переключи музыку, под такую трапезу подошло бы что-нибудь более задумчиво-романтичное…» Горничная немедленно исполнила все её веления, а она, Императрица, начала размышлять над судьбой галактики. Раньше жрюки питались людьми, а теперь — наоборот. Такой вот своеобразный замкнутый круг…

EuphorbiaSkuvoker.jpg

И вдруг она проснулась от того, что кто-то тряс её за плечо. Это был персональный тренер, который являлся к ней каждое утро, чтобы разбудить её и сделать с ней ежедневную зарядку. В очередной раз понимая, что она, увы, всё-таки не Императрица всей галактики, а всего лишь несчастная дочь Канцлера Галактической Республики, она отправилась переодеваться в спортивную форму и вскоре снова предстала перед тренером. Прошли обычные тридцать минут скучных и однообразных маханий руками и ногами и бессмысленных поворотов корпуса, и на этом первый этап сегодняшних пыток был закончен. Далее она приняла душ и позавтракала. Утреннее меню, разумеется, было индивидуально спланировано для неё на основе данных регулярных медицинских обследований, которые она проходила каждую неделю. После завтрака начались занятия по истории с личным наставником. Опираясь на свои знания и его рассказы, она должна была составить сравнительный анализ предпосылок Великой Космическо-Гиперпространственной Гражданской Войны и Гиперпространственной Войны за Космическую Независимость. Потом явилась доктор-косметолог, велела Эуфорбии лечь на кушетку и на полчаса намазала её лицо и шею маской от прыщей с добавлением волшебного компонента — омолаживающего орфила, чтобы девочка не только избавлялась от прыщей, но в свои четырнадцать лет выглядела бы ещё моложе. Во время лежания с маской у неё тоже не было свободного времени, когда она могла хотя бы подумать о чём-то своём. Все эти полчаса другой личный наставник проводил с ней краткое повторение пройденной за этот месяц программы по политологии. Когда маска с лица была смыта, и девушка снова обрела человеческий облик, по её душу явилась сенатор Зая Возз — первоклассный специалист по высокой столичной моде. Они в компании четырёх костюмерш уединились в гардеробной комнате, где на Эуфорбию успели по очереди надеть несколько десятков нарядов. Наконец сенатор определилась — для сегодняшнего ужина больше всего подходит пышная голубая юбка с узором из звёзд, растущих на дереве, невидимый силовой корсет, накладные звёзды на груди и голубой парик, украшенный звёздами и цветами. Разумеется, ко всему этому требовался специальный макияж, повторяющий на лице примерно тот же орнамент, что и на юбке. На его нанесение требовалось три часа. Если бы не было прыщей, понадобилось бы на полчаса меньше, но в данной ситуации приходилось «штукатурить» лицо и шею очень толстым слоем. Под макияжем, наверно, кожа хуже дышала, и образовывались новые прыщи, которые потом, возможно, придётся лечить косметическими масками, а невылеченные замазывать макияжем, от которого появятся очередные прыщи… Пока Эуфорбию расписывал настоящий художник, явился тот же надоедливый преподаватель политологии и продолжил с ней повторение пройденного материала.

Настало время следующего этапа сегодняшней программы — присутствие на ужине со множеством приглашённых высокопоставленных лиц. Удивительно, но такие моменты Эуфорбия сейчас любила больше всего. За столом совершенно не нужно было ничего слушать и с кем-то разговаривать. Можно было просто сидеть, улыбаться и думать о чём угодно. Эуфорбия любила помечтать про Тарана Аргона. Мечты подразделялись на две разновидности: добрые и злые. В добрых мечтах она представляла альтернативную историю их жизни — он не отвозит её на Корусант к отцу, а оставляет на своём корабле. Он обучает её пилотированию корабля и стрельбе из бластера (если, конечно, сам умеет!), они смотрят на звёзды, едят мороженое, и он часто говорит ей, какая она красивая. В злых же мечтах она представляла мрачно-торжественное будущее: она поступает в ученицы к могущественному ситху. Он превращает её в самую мощную служительницу Тёмной стороны во всей галактике, она за тридцать секунд побеждает Тарана Аргона в поединке на световых мечах, и он молит о пощаде…

Но вдруг сегодня за обедом произошло непредвиденное. Зая Возз, сидевшая справа от девочки, ласково обратилась к ней:

— Эуфорбия, попробуйте шаака по-жрючьи!

— Почему я должна есть по-жрючьи? Я же не жрюк!

— Но мы же не предлагаем Вам есть людей… Шаак по-жрючьи — это изысканный рецепт, имеющий свою уникальную историю. Один повар три месяца провёл в плену у жрюков, и они требовали от него приготовление человечины, посвятив его во все тайны своих кулинарных тонкостей. Когда джедаи освободили пленника, он по этому же рецепту попробовал приготовить шаака, и получилось просто восхитительно! Попробуйте…

— Вы предлагаете мне блюдо, приготовленное по жрючьим традициям. Зачем вы подражаете им?!

— Происходит культурный обмен. Они тоже заимствуют нашу моду. Например, в прошлом месяце на Корусанте был моден фиолетовый цвет, и они тоже начали носить фиолетовое.

— Где?! Они же голые ходят. А цвет валенок у них регламентирован строже, чем фасон папиных туник на разных заседаниях.

— У жрюков появились фиолетовые фенечки.

— Тьфу! Вы о фенечках… Расселись тут на Корусанте своими костлявыми задницами, и не видите дальше своего носа! Жрёте шаака по-жрючьи. А в космосе и на других планетах жрюки в то же самое время по тому же рецепту жарят людей!

Тут пришлось вмешаться Канцлеру:

— Не следует говорить неэстетичные слова в приличном обществе, такие, как «задница». Да и «жрать» — выражение весьма сомнительное…

— Хорошо, я больше не буду. Но объясните мне всё-таки, почему вы позволили жрюкам проникнуть в Республику и… откушаться тут? Я могла бы ещё понять, если бы такое позволили себе независимые планеты: их нелепые дроиды с паучьими лапками годятся только для того, чтобы их показывать в каком-нибудь комедийном шоу, а не для настоящей войны. Но даже с таким отсталым оружием они выкурили жрюков со своих территорий через полгода после их появления. А у Республики есть оружие на порядок лучше жрючьего, много джедаев и хорошо обученные войска. Но жрюки здесь резвятся уже больше года. Как объясните этот парадокс?

— Понимаете, Эуфорбия, мы уже чудовищно устали от обсуждения этих проблем в Сенате. Сейчас мы собрались просто расслабиться и вкусно поужинать. Избавьте же нас от утомительных разговоров на эту тему и дайте нормально поесть.

— Ну, приятного аппетита, — сказала Эуфорбия и специально громко рыгнула на весь зал.

Все присутствующие посмотрели на неё с таким ужасом и отвращением, будто она была жрюком, у которого из нижней пасти торчала человеческая нога.

Тут вмешался Канцлер:

— Эуфорбия, нам надо с Вами серьёзно побеседовать. Давайте отойдём на минутку.

Девочка встала из-за стола и, вроде бы, покорно последовала за Канцлером в другую комнату. Ничто не предвещало беды, но вдруг в дверях она резко оглянулась на сидящих за столом высокопоставленных особ и громко крикнула: «Задницы!» Все уважаемые гости, как по команде, закрыли лица руками.

Канцлер слегка подтолкнул её в комнату, захлопнул за ними дверь и начал воспитательную работу:

— Дочь, я же Вам говорил: три Ваши главные задачи за столом — это есть, пить и улыбаться. Поднимание неуместных вопросов и оскорбления меня и гостей явно не входят в этот список, не так ли?

— Да не могу я сегодня больше есть! Хоть по-жрючьи, хоть не по-жрючьи… Взгляните на меня, ничего не замечаете?!

— Ну, в первую очередь — потрясающе изящная талия.

— Она не настоящая! На мне надет энергетический корсет. Наверно, это орудие пыток изначально разрабатывалось для того, чтобы выпытывать государственно-важную информацию у политических преступников…

— Прошу Вас, потерпите. Понимаю, дышать тяжело, но ради красоты можно немного и потерпеть…

— Сами посмотрите, как это, когда тяжело дышать!!!

Рассерженная девочка резко выставила вперёд правую руку. Канцлера волной Силы подняло под потолок, и он схватился за горло. Эуфорбия медленно и неумолимо сжимала пальцы, и потоки Силы проецировали эти движения на его шею, удушая его. Через несколько секунд он понял, что единственный, и то не самый надёжный способ спасти свою жизнь — это открыть ей самую главную тайну.

— Отпустите, — прохрипел он.

— С чего бы вдруг?

— Я… должен… сказать Вам такое,… по сравнению с чем «Эуфорбия, я — Ваш отец!»… покажется скучной… подробностью…

— Ну попробуйте, удивите меня! — Ответила девочка и отпустила его.

Грохнувшись на пол и чуть-чуть отдышавшись, Канцлер Улсис продолжал:

— Хм… Как бы это яснее сказать… Вы — не Эуфорбия Улсисовна, Вы — Эуфорбия Мидихлориановна.

— Что за бред?!

— Я — не Ваш отец, Эуфорбия. У Вас нет отца. У Вас была только мать. Она родила Вас потому, что сами мидихолрианы — микроскопические носители Силы инициировали новую жизнь в её организме. Вы — Избранная, Эуфорбия. От Вас зависит судьба всей галактики. Теперь Вы понимаете, что если задушите меня — своего покровителя, то можете перейти на Тёмную сторону, и таким образом ввергнуть галактику во мрак?

— Сарлакк с ней пока что, с этой галактикой. Подумаю об этом потом… А где моя мать, и кто она?

— Я же Вам уже говорил, что Ваша мать скончалась при родах.

— Мало ли, что Вы говорили… Если вдруг объявится какая-то тётка, и скажет «Эуфорбия, я — твоя мать!», я ещё десять раз подумаю, прежде, чем категорически не верить ей. И я даже не очень удивлюсь, если это будет женщина-вуки или хатт-гермафродит.

— Я горжусь Вами, Эуфорбия. Вы очень быстро учитесь: проведя всего лишь несколько недель среди политической элиты Корусанта, Вы усвоили, что нельзя никому доверять наверняка. В то же время, Вы понимаете, что нет никого, кто заслуживал бы абсолютного недоверия. С такими талантами Вас ждёт блестящая политическая карьера, и я готов Вам в этом помочь.

— Рановато мне ещё думать о карьере… Кстати, а это Вы меня запихнули на ту захолустную планетку к приёмным родителям?

— Да. Это нужно было для конспирации, чтобы о Вас не узнали ситхи.

— А потом Вы стали всем врать, что Вы — мой отец, тоже для того, чтобы обо мне не узнали психи… тьфу… ситхи, и не свели меня с ума?

Взволнованная девочка путала слова.

— Да, именно так.

Псевдо-отец и его псевдо-дочь вели переговоры ещё долго, и в итоге пришли к следующему компромиссу. Для окружающих они решили остаться по-прежнему отцом и дочерью, и не посвящать никого в тайну мидихлорианового происхождения Эуфорбии. В то же время, девочка выторговала для себя двухнедельные каникулы: за это время она имела право не заниматься с преподавателями, не страдать от рук костюмеров и косметологов и не присутствовать на официальных мероприятиях. К выгодным условиям мирного договора прилагался и материальный бонус — Канцлер купил ей очень дорогой, самый настоящий бластер и оплатил двухнедельный курс занятий с высококлассным инструктором. От неё же требовалось не душить Силой Канцлера и его приближённых и никуда не пропадать более, чем на двенадцать часов. А по истечении каникул они договорились вернуться к следующему этапу переговоров и обсудить дальнейший план действий. В свободное от занятий стрельбой время девочка гуляла по Корусанту. Особенно ей были интересны нижние уровни с огромным количеством баров, притонов, воров и убийц, потому что на родной планете она не видела ничего подобного в таких количествах. К ней было приставлено трое охранников, которые должны были следить за тем, чтобы её никто не убил и не похитил, а также за тем, чтобы она не вздумала напиться или попробовать наркотики.

Продолжение следует…

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Викия-сеть

Случайная вики