Викия

Абсурдопедия

Абсурдотека:Космическая возня/Эпизод XXIV

< Абсурдотека:Космическая возня

3604статьи на
этой вики
Добавить новую страницу
Обсуждение0 Поделиться
Datapad.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Давным-давно,
в далёкой-далёкой галактике....

Voznya.jpg

ЭПИЗОД XXIV
КАРБОНИТОВЫЙ СОН


Обычный день на корабле «Злоключение». Наёмники Зю Возюн и Таран Аргон тренируются друг с другом в технике владения световыми мечами. Вдруг Таран Аргон ощущает в Силе нечто новое — те её проявления, которые не способен был уловить раньше...

— Я чувствую, что Эуфорбия сейчас в астероидном скоплении Вушлока, и что ей фигово.

— Что, у тебя пробудилась способность чувствовать её в Силе, как и она тебя? Твоя Сила растёт?

— Вряд ли. Просто сейчас ей очень фигово.

Бывший ситх был явно не из тех людей, кто не мог пройти мимо чужой беды. Но тут он не мог не отреагировать. Хотя бы просто из интереса узнать, что случилось.

Они задали курс корабля в сторону скопления Вушлока. Таран Аргон порылся в своих вещах, достал оттуда нечто, с виду напоминающее бластер, но на самом деле стреляющее ампулами, и зарядил несколько ампул сильным, быстродейсвтующим транквилизатором. У Зю и Половик эти действия не вызвали никаких вопросов, ведь было очевидно, что от Эуфорбии можно ожидать чего угодно, пусть даже спасаешь ей жизнь. И, готовясь к этой операции, нужно было уделить внимание своей безопасности.

* * *

Эуфорбия болталась в спасательной капсуле где-то на краю астеродиного поля. Корабль её потерпел крушение, и оставалось только сидеть и гадать, что же произойдёт раньше: столкновение с астероидом или истощение запасов кислорода. От капсулы, конечно же, шёл стандартный сигнал бедствия, но похоже, что в этом секторе сейчас не было никого, кто бы его слышал или хотел прийти на помощь.

Вдруг она почувствовала в Силе, что к ней приближается Таран Аргон. Она почти всегда могла уловить его местонахождение, поэтому и находила его каждый раз так легко, когда стремилась создать ему неприятности или вовсе убить.

Создавалось впечатление, что он хочет её спасти, иначе зачем он летит сюда? Возможно, это был знак, что пора что-то менять. Возможно, пришёл момент как-то объяснить ему, что именно она о нём думает, и как относится к нему на самом деле. «Раньше, — думала она, — я была бестолковой четырнадцатилетней дурочкой, а сейчас я взрослая, пятнадцатилетняя тёмная леди ситх. Это всё меняет!»

* * *

Корабль «Злоключение» приблизился к астероидному полю, остановился на безопасном расстоянии и начал сканирование летающих в нём объектов. На мониторах то и дело мелькали «свежие», еще не обитые об астероиды обломки корабля, и вдруг показалось нечто неожиданное! Таран Аргон приблизил двухмерный снимок объекта, и стало абсолютно ясно: это была механическая рука, причём той модели, которую он потерял в дуэли с Эуфорбией. Он рассмеялся и сказал:

— Значит, оставила себе на память!

Зю ответил:

— Ты же знаешь, что это уже не первая твоя рука, которую забирают в качестве трофея. Помнишь, я тебе рассказывал, что твоя конечность, которую я отрубил в первый день нашего знакомства, отправилась на хранение в Республиканский Джедайский Музей в зал «Кибернетические трофеи»?

— Конечно помню. И я даже не знаю, какая из моих рук удостоилась большей чести: эта или музейная… Но давайте всё-таки продолжать искать Эуфорбию.

Всокре приборы засекли спасательную капсулу, и корабль «проглотил» её своим маломощным, но достаточным для таких целей притягивающим лучом.

Эуфорбия не проявляла никаких признаков агрессии, а, как ни странно, со слезами радости поблагодарила своих спасателей. Возможно, это было просто затишье перед бурей…

Вся компания села обедать.

— Так что с тобой стряслось-то? У тебя что, фелоид прошёлся по панели управления? — Спросил Таран Аргон.

— Ещё чего?! Не женское это дело — с фелоидами нянчиться. Это скорей для вас, сопливых мужиков…

Эуфорбия недвусмысленно покосилась на Зю, который в данный момент гладил фелоида — того самого, которого Таран Аргон когда-то хотел подарить ей в знак дружбы, но был вынужден оставить у себя на корабле. Зю, услышав колкое высказывание Эуфорбии о сопливых мужиках, демонстративно хлюпнул, сделал символический жест вытирания носа рукавом и вернулся к важному процессу поглаживания белого пушистого существа.

Она продолжала:

— Я хотела завести себе цветочек. Ну, или просто растение какое-нибудь. Залезла за информацией в голонет… А весь голонет по запросу о растениях буквально взрывается от голограмм эуфорбий, и то тут то там мелькает моя рожа. Эти, жрючьей матери, рекламщики, решили просто воспользоваться моей известностью и моим именем. Меня это так взбесило, что я, сидя в тот момент за панелью управления «Зловещим злодеем» не удержалась и выдала пару молний прямо в неё. Там что-то заклинило, возможно, корабль мгновенно переключился на сверхсветовую скорость, направился по неправильному маршруту и врезался в это, жрючьими валенками его, астероидное поле.

— Ай-ай-ай, как нехорошо, — осуждающе сказал Таран Аргон.

— А знаешь, с чего всё началось? Этот механический болван X0-X0 промямлил на весь голонет, что, якобы, мной восхищается и приглашает меня в ресторан. Это особенно обидно, если учесть, что мне хотелось бы внимания от кого-то совсем другого, — призналась она и слегка покраснела.

— Позволь уточнить, а этот «кто-то» — случайно не тот, кто увёз тебя с планеты Манолгух?

— А если да, то что? — С надеждой спросила она.

— А если да, то зря. Мои знания Силы подсказывают мне, что он вовсе не хотел… ввести тебя в заблуждение…

— Как же?! Но ведь он носил меня на руках!

— Сила сейчас нашёптывает мне, что транспортировка тебя на руках была для него единственным выходом в той ситуации: на ноге твоей был открытый перелом, и просто тащить тебя за собой по земле было бы негуманно…

Напыщенные рассуждения не слишком одарённого Тарана Аргона о Силе и о том, что она ему что-то, видите ли, нашёптывает, позабавили Зю, и он еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Половик же наблюдала за этой сценой объяснения во все глаза, ведь она была почти так же хороша, как и самые душещипательные моменты из её любимых романов!

— Мы вместе отдыхали на море и смотрели на звёзды! — Не унималась Эуфорбия.

— У меня есть подозрение, что единственной альтернативой отдыху на море был менее комфортный отдых в самом обычном корабле.

Тут Эуфорбия решила прибегнуть к последнему аргументу, который казался ей железным:

— Он позволил мне на своей голове соорудить хвостик из собственных волос!

— Ах, какой нахал! Но в то же время, и на этот случай у него есть оправдание… Может быть, это был для него единственный способ не допустить, чтобы его волосы попали в нечто неподобающее… ну, например, в суп?

Meiloorun.jpg

мейлураны

— Да хватит тут уже всяких негодяев оправдывать! — Возмутилась Эуфорбия. И видя, что дело безнадёжно, решила сменить тему. — Подайте мне кто-нибудь мейлуран, что ли…

Ближе всего ко блюду с этими вкусными и экзотическими фруктами сидел Робик — то ли существо, то ли механизм со сложной судьбой, ныне находящийся в собственности Тарана Аргона. Как и всегда, он «ел» вместе со всеми — перед ним стояла капсула с питательным раствором, подсоединённая с помощью тоненькой трубочки к его расщепителю материи. Такое питание было необходимо для поддержания жизни в его биологических частях. Хозяин велел ему:

— Робик, подай нашей гостье мейлуран.

Эуфорбия сидела слишком далеко, вне предела досягаемости его механических конечностей, поэтому Робик решил воспользоваться Силой — вслед за характерным жестом его манипулятора фрукт плавно взлетел в воздух, неспешно пролетел по дуге и приземлился прямо в тарелку девушки. Она в тот момент жевала вафли канали, и так удивилась, что поперхнулась и закашлялась. Лицо её покраснело, а на глазах выступили слёзы. Сидевшая рядом Половик заботливо похлопала её по спине.

— Сила?! У него?! Он применяет Силу? Как? Почему?! — Кашель Эуфорбии сменился хаотичными вопросами.

— А ты вначале нам расскажи первую часть истории, — сказал Таран Аргон. — Что произошло с того момента, как я разрубил Дарта Роба пополам, и до того, как нашёл его в виде нелепого киборга с верхней механической частью и нижней — биологической?

Отдышавшись как следует, Эуфорбия принялась рассказывать.

— Ну, разрубил ты его, и вы свалили. А я ещё несколько минут стояла там и бестолково пялилась на дно шахты, куда упали его половинки. Я не решалась спуститься вниз — было слишком страшно увидеть вблизи то, что от него осталось. Но и уходить не решалась. И тут, откуда ни возьмись, ко мне подполз какой-то хатт. Узнал у меня, в чём дело, и начал хвастаться своими связями — что у него есть знакомые из медицинского центра, что работают хорошо, и берут недорого. Ну, я решила попытать счастье и сказала, что пускай он их вызывает, и они попробуют что-нибудь сделать. Они прилетели довольно быстро, спустились на дно шахты, вынесли оттуда неподвижные половинки, закутанные во что-то — наверно, чтобы меня лишний раз не шокировать. Отнесли в свою мобильную лабораторию на корабле, продержали там минут тридцать — видимо, исследовали. А потом огласили свой вердикт: за семь тысяч кредитов они смогут частично вернуть его к жизни, поставив сложный и крупный кибернетический протез. Я так обрадовалась, что не стала даже задавать вопросов «Частично — это как именно?». Чтобы расплатиться с этими мошенниками, мне пришлось почти полностью опустошить копилку Дарта Роба, и потом, чтобы привести финансовые дела в какой-то порядок — взять этот дурацкий заказ от сенатра Заи Возз на похищение самой Заи Возз. И в итоге через несколько недель я получила от этих моральных уродов то самое, что вы похитили у меня на Дромунд-Каасе — верхнюю часть дроида на ножках Дарта Роба… Ну, а теперь рассказывайте, что же вы такое с ним сотворили, что он снова может пользоваться Силой?

— Да ничего особенного, — ответил Таран Аргон. — дней пятнадцать я, Зю и три специалиста по медицине и кибернетике возились с ним в лаборатории, плохо кушали, плохо спали, кротко терпели коллег по проекту, которые называли нас «старшими менеджерами по Силе» и Половик, которая величала нас «некромантами», и вот — радостный, непревзойдённый результат.

— Я и до сих пор остаюсь при своём мнении, — гордо сказала Половик. — Тем более, ты обычно хранишь его в ёмкости, напоминающей гроб.

— Не дразнила бы меня некромантом, я не стал бы изобретать гробик, чтобы ещё больше отвечать твоим ожиданиям.

Этические вопросы, связанные преобразованием её бывшего учителя, мало волновали Эуфорбию. Её мысли были сейчас заняты совсем другой темой. Теперь, когда она узнала, что он трансформировался в этого самого Робика и снова может пользоваться Силой, он стал ей казаться гораздо более ценным, и захотелось заявить свои права на него. Конечно, она не очень надеялась на удачу, но попытка — не пытка.

— Слушай, — сказала она Тарану Аргону. — Ты сделал мне гадость: разрубил моего учителя пополам. Но теперь ты вернул ему возможность пользоваться Силой, и он снова может быть полезным. Верни его мне, и твоя гадость будет искуплена.

— Я могу пойти тебе навстречу, но только частично. Если действовать по моему варианту, Робик будет с тобой, но ты не будешь его единоличной повелительницей. Потому что с вами буду и я, и Зю, и Половик…

— Как это?!

— Ты хочешь перейти к нам на Серую сторону Силы, — подчёркнуто медленно и напористо сказал он, делая перед ней характерный жест рукой. — Ты хочешь стать моей ученицей и завершить своё обучение путям Силы.

— Не пытайся применять обман разума, в таких делах ты — полный ноль! — Быстро сообразила она. — И чему ты будешь меня учить: как терять правую руку в каждом втором поединке на мечах, или как свалить камешек себе на голову в попытках демонстрации своих способностей телекинеза?

— Да я и не пытаюсь, а просто шучу, — с улыбкой ответил он. — Тем не менее, вопрос — серьёзный. Я действительно предлагаю тебе перейти к нам на Серую сторону.

— Это как?

— Скажу тебе всё, как есть. Серая сторона — значит быть серой мышью, как мы. Я — не ситх, Зю — не джедай. Мы промышляем чем придётся: чуть-чуть охотой за головами, чуть-чуть контрабандой… Мы не злодеи и не герои: не строим планы, как бы лучше повергнуть галактику во мрак, но и не провозглашаем себя её доблестными спасителями.

— Нет! Обсерившиеся адепты Силы — мне не компания! — Воскликнула Эуфорбия.

— Какие-какие адепты Силы?

— Принявшие Серую сторону, не понятно что ли?

Нет, хватит уже этой бесполезной демагогии! Надо действовать: сейчас или никогда! Этот негодяй не только морочит ей голову и упорно не желает видеть в ней взрослую тёмную леди ситх, а ещё и отказывается возвращать ей весьма полезные остатки её учителя, а также нагло и насмешливо пытается склонить на свою никчёмную Серую сторону! Но на этот раз не надо было выходить из себя, а в кои-то веки приступить к выполнению задачи хладнокровно — это должно увеличить шансы на победу.

Эуфорбия схватилась за бластер.

Таран Аргон успел среагировать быстрее. В руку Эуфорбии, которой она держала бластер, впилась ампула с транквилизатором. Это досадное обстоятельство отклонило от цели её выстрел, последовавший через долю секунды: лазерный луч отрезал волосы её жертвы — справа, примерно на уровне уха. А ещё через несколько секунд девушка уже лежала на полу обездвиженная.

Склонившись над временно совершенно безвредной и спящей Эуфорбией, пострадавший сказал:

— Слушайте, я уже начинаю уставать…

— А, это легко решаемо! — Ответила Половик. — Давай мне свой «снотворный бластер», и я мигом тебя тоже усыплю часов на десять.

— Не лучший повод для шуток, Половик, — сказал он совершенно серьёзно. — Это уже пятый раз, когда она так или иначе пытается меня угробить. Посудите сами! Картина первая: демонстрация виртуозного владения световым мечом персонально для Дарта Роба, я выбран в качестве объекта, и в очередной раз лишился правой руки. Картина вторая: попытка обменять меня на Заю Возз, мне об этом Зю рассказывал. И что же она хотела со мной сделать? Только не говорите, что поцеловать в щёчку или прочесть мне стихотворение. Картина третья: впечатляющее швыряние меня Силой на Дромунд-Каасе, где мы нашли ценнейший клад. Картина четвёртая: нападение на меня на Говилуде. Физически я не пострадал, но оказался дискредитированным в глазах одной из моих девушек. А она, между прочим, относилась к категории «почти серьёзно». Картина пятая: сегодняшняя «стрижка» бластером. Но я же видел, что целилась она вовсе не в волосы… А я ведь уже второй раз её спасаю. В первый раз — за деньги, но сейчас-то — просто по доброте душевной… Получается, что мы не можем ужиться с ней в одном времени. Её надо перенести в другое время, и для этого мы повезём её на планету Беспин.

— Как?! — Удивилась Половик. — Неужели слухи о том, что учёные пытаются изобрести машину времени — не миф?! Неужели её уже изобрели на планете Беспин?!

— Всё гораздо проще. Карбонит.

Зю и Половик некоторое время молчали, удивлённые таким странным решением. Наконец Зю спросил:

— И надолго ли?

— На сто лет. Настрою карбонитовую установку так, чтобы автоматическая разморозка наступила через сто лет. Столь долго я вряд ли проживу: работа у меня опасная, а способности Силы — не выдающиеся, поэтом пятисотлетний срок жизни — это явно не для меня. Ну, а если сдохну раньше, а кто-то из вас будет ещё жив — можете размораживать её. Только я вот не знаю, где её хранить…

— Может быть, на Сиримохо? — Предложил Зю. — На безжизненной, ядовитой планете, которую я иногда посещаю для уединённых медитаций. Я видел, что там сохранились какие-то древние бункеры, и заходил в них. Предполагаю, что они остались там с Гиперпространственной Войны за Космическую Независимость, и не факт, что в те времена планета была столь же ядовитой. Возможно, её экологию загубило применявшееся в ту эпоху климатическое оружие.

В ходе дальнейших обсуждений они пришли к выводу, что заброшенная, ныне абсолютно непригодная для жизни планета Сиримохо была бы идеальным местом хранения Эуфорбии. Они решили её оставить в небольшом корабле, и запрятать корабль в одном из бункеров. Им было известно, что после пробуждения от карбонитовой заморозки человек некоторое время слеп, поэтому панель управления корабля было решено заблокировать, и написать где-нибудь на видном месте код активации. Когда девушка полностью прозреет, она сможет надеть защитный костюм, открыть корабль, открыть бункер и улететь на свободу, куда только душе угодно.

По дороге до Беспина Зю что-то читал, Таран Аргон грыз оссусские семечки, а Половик сидела рядом с ним.

— Так дело не пойдёт, надо что-то предпринять! — Сказал он.

— Ты о чём?

SF XXIV.jpg

— О моих волосах, о чём же ещё! Справа они сейчас капитально короче, чем слева, и воняют палёным.

— Видимо, тебя надо подстричь… Я предлагаю оставить эту асимметрию — в ней что-то есть… Просто сделать плавный переход с того уровня волос, который справа, на тот, который слева… Да, и ещё хорошо бы дополнительно подчеркнуть асимметрию — слева покрасить в красный.

— Только не в красный! Я же рассказывал, как меня раздражают эти мерзкие красные пряди на затылке, которые мне даровала матушка-природа? Я же говорил, что из-за этого мне приходится красить волосы!

— Но ведь красный так подходит под цвет твоего меча! Кстати, а почему ты из ситхов ушёл, а меч у тебя до сих пор красный?

— Кибернетический психолог, помнится, однажды изрёк потрясающе умную мысль. Он сказал: «Идеология находится в голове». Какая разница, какого цвета у меня меч, если в голове своей я больше не ситх… А волосы слева я хочу покрасить в фиолетовый!

— А вообще, как ты так спокойно можешь тут сидеть и грызть семечки, когда в соседнем отсеке лежит бесчувственная Эуфорбия, которую ты вот-вот заморозишь в карбоните, и больше никогда в жизни не сможешь с ней поговорить?!

— Откуда тебе знать, что я при этом чувствую? Может, я весь на нервах, и сижу тут, болтаю и грызу семечки просто, чтобы немного успокоиться?

* * *

Неподвижную Эуфорбию внесли в странное, просторное техническое помещение. Вместо потолка там было нагромождение всевозможных металлических устройств, пол состоял из нескольких концентрических кругов, и то с пола, то с потолка вырывались крупные клубы дыма. Девушку положили внутрь центрального круга, местный техник нажал на соответствующую кнопку, и круг поехал вниз. Через несколько минут туда же вниз устремилась гигантская механическая клешня, прикреплённая к потолку, и достала нечто вроде огромной шоколадки с барельефом в форме Эуфорбии.

Таран Аргон приблизился к этой странной конструкции и погладил карбонитовую «статую» по щеке.

— Неужели тебе нравятся холодные девушки? — Насмешливо спросила Половик.

— Да, я питаю тайную слабость к ним, — ответил он. — Потому что при этом они не гоняются за мной по всей галактике, норовя прострелить бластерную дырку у меня во лбу.

* * *

Молодой джедай-тви’лек Уч Пучучун сидел в столовой Храма джедаев и увлечённо рассказывал коллегам о своих приключениях:

Fett.jpg

Персонаж с реактивным ранцем мог выглядеть примерно так.

— Иду я, значит, по планете Ордо, и тут вдруг ко мне подлетает какой-то персонаж на реактивном ранце, весь закованный в броню с какими-то дурацкими рисунками, грозно преграждает мне дорогу и спрашивает: «Ты с какой планеты?». Я: «С Рилота». Он: «Не наш сектор!… Кредиты есть?» Я: «Мы, джедаи, люди не богатые, избытка кредитов не имеем». Он: «А если найду?» Я: «Если хоть пару кредитов найдёшь, это будет чудо Великой Силы.» Он: «Мы — мандалорцы, наша жизнь — война!» Я: «Мы — джедаи, наша жизнь — борьба за мир!» И вот, активирую я световой меч…

В столовую вбежал падаван-наутолан, подбежал к Учу и сказал:

— Магистр Зел срочно вызывает тебя к себе. Судя по его настроению, тебя ждёт ударная доза ворчания!

— Да всех, кто к нему приходит, ждёт доза ворчания, тут ничего по настроению и угадывать не надо, — разочарованно сказал Уч, встал из-за стола и поплёлся к Магистру Зелу.

Ему было жаль, что его прервали на самом интересном моменте и не дали рассказать, как происходил его бой с мандалорцем, как мандалорец потом от него бежал, как он преследовал его по рынку, и как они обрушили несколько контейнеров с овощами.

Войдя в комнату Магистра Зела, он застал его восседавшем на своей любимой подушке, которая парила с помощью Силы где-то под потолком.

— Я Вас внимательно слушаю, Магистр Зел.

— Сведения удручающие то и дело доходят до меня, — отвечал Магистр Зел. — Дней пять назад ровно получив джедая звание никак всё в себя прийти не можешь ты. Ко всем ты джедаям и магистрам подходишь и покоя не даёшь им. Спрашиваешь ты всё, задание персональное и ответственное будет когда у тебя. Покой чтобы в Джадаев Храме восстановить утраченный, задание должен дать тебе я. Покопался в архивах недавно я, и выяснил, что с Войны Гиперпространственной за Независимость Космическую базы остались на планете Сиримохо, уже тысяч несколько лет неиспользуемые. Слетай на Сиримохо ты и базы разведай эти. В войне против жрюков гипотетической предстоящей пригодиться могут они нам. Доложила разведка недавно, что в секторе том как раз пачками жрюки эти из гиперпространства вылазят. На склад отправляйся немедленно, скафандр тебе защитный выдадут там. Без него на планете той никак. Затем в ангар ступай ты, на корабль садись и в путь. Не опасное задание совсем, понимаю я. Не очень-то интересно оно тебе. Но лучше, чем ничего, всё же.

— Благодарю Вас, Магистр Зел, — для соблюдения всех приличий выдавил из себя Уч Пучучун, поклонился и удалился.

Грустный, с низко склонённой головой он побрёл на склад, раздумывая над тем, действительно ли это скучное задание лучше, чем ничего. Или всё-таки лучше было бы, если бы вообще никакого задания не было.

* * *

На этом второй сезон саги окончен. Для перехода к бонусному эпизоду нажмите на картинку ↓

VoznyaBonus.jpg

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Викия-сеть

Случайная вики