ФЭНДОМ


Abteca emblem.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Повесть Править

Знаете ли вы о великом, несравненном герое Гаррисоне, гражданине мира? Нет? Немудрено. Он предпочитает замалчивать свои великие дела. Хотя… В этом он, наверное, неправ — если бы преступники знали о нём, то преступность исчезла бы как явление. То, что в мире есть ещё нераскрытые преступления, объясняется только тем, что пока что герой Гаррисон не умеет быть более чем в двух местах одновременно.
Гаррисон участвовал в походе за Золотым Руном, именно он убил Мартина Бормана и Джона Кеннеди. А уж сколько раз он спасал свою планету от порабощения пришельцами, апокалипсиса или аннигиляции — не перечесть. Однако, иногда и ему встречаются достойные противники. Этот случай абсолютно исключителен, и именно поэтому Гаррисон разрешил написать краткую версию этого его подвига.
Итак, всё началось одним промозглым утром.
Заметка в газете, которую читал Гаррисон, гласила, что Гаррисон провозглашён главным врагом американской нации и уничтожить этого лютого злодея может только Гаррисон! Гаррисон бросил зловещий взгляд в сторону Гаррисона и, выхватив из кармана Кармана, уложил Гаррисона наповал, укутал пледом, прочитал сказку и прокричал: «Bastards! They killed Harrison!»
Поскольку Гаррисон не мог оставить без отмщения такое вопиющее преступление, как убийство Гаррисона, он решил найти убийцу и покарать его. Единственный человек, который мог знать, кто убил Гаррисона, был Олаф Гарх, шеф криминального мира, отошедший от дел и просиживающий штаны в качестве мэра города Оборвана. Воспользовавшись связями, он элементарно мог определить, кто был заказчиком и исполнителем преступления. Взяв с собой только самое необходимое — Desert Eagle, мешок с обоймами к нему и славянский шкаф, Гаррисон отправился в Оборван по дороге, вымощенной синими лопатами. Путь его пролегал через неадекватный Лес Пяти Карандашей И Одного Комода, населённый колоритными, вселяющими недоверие Розовыми Собаками. Путешествие через Лес Пяти Чего-то Там и Ещё Всякой Всячины тяжко сказалось на Гаррисоне: Розовые Собаки вселили в него недоверие. Оставшаяся часть странного пути по подозрительной дороге из недобрых синих лопат была на удивление спокойна. Перед воротами в какой-то город Гаррисон прочитал указатель «Стольный град Оборван», но так просто его было не провести! Гаррисон не купился на старый трюк с ложной табличкой перед городом и полетел по реке поМойка на поезде до деревни Ужасное Логово Самых Злобных Негодяев и Подонков в Галактике. Под этим подозрительным названием его противники так неумело пытались скрыть Оборван. Но увы, Гаррисон не мог войти в город. Ров шириной в пару микронов и глубиной в два-три микрометра мешал не столько непреодолимостью, сколько запахом. Единственный же вход охранял пьяный в стельку охранник-таурен. Таурен наотрез отказался пропускать Гаррисона без уплаты пошлины в корень-из-минус-пяти бенгальских огней, но согласился пропустить за квест: остановить чудовищного вампира-ихтиолога Др. Акулу, химичащего в заброшенном аквапарке в восьми морских милях от города. Пришлось соглашаться.
— Тэк… восемь морских миль — это семнадцать парсек, значит, помножив на 2 квадрогугля, получим 11 космических лет, но где взять космический корабль и французские сыры… — за размышлениями Гаррисон не заметил, как добрался до аквапарка «Трансваалькирия». Неудивительно, что Гаррисон этого не заметил, поскольку до аквапарка он не добрался. Но, на счастье, мимо пробегал Др. Акула:
— Постойте, любезнейший — крикнул Гаррисон.
Др. Акула остановился; в журнале напротив квеста «Остановить чудовищного Др. Акулу» появилась галочка и несколько грачей.
Гаррисон вернулся к охраннику-таурену и сообщил ему о выполненном квесте, только чтобы получить ответ
— O RLY?
— Aye — не растерялся Гаррисон
— O RLY?
— Aye
— O RLY?
— Aye
Герой не понимал, что с ним происходило, но выбраться из опутавшего его наркотического диалога уже не мог…
Внезапно с небес упала стиральная машина. Из её недр выбрался старичок в наволочке и с обёрнутой жёлтой фольгой деревянной молнией в руках. На голове у старика был флюоресцентный обруч. Кряхтя, он подошёл к таурену и, не говоря лишних слов, тюкнул его молнией по башке. Таурен свалился наземь замертво, а старичок залез обратно в стиральную машину и под гул турбин улетел обратно в небеса. Гаррисон подивился странной помощи свыше, но вскоре пришёл в себя и вошёл в город.
Город был в ужасном состоянии. Все стены были измазаны рыбьим жиром, кругом валялись тела людей, умерших от дефицита аминокислот, на тротуаре валялись кучи рыбы и лягушек. И надо всем этим зловеще звучал лейтмотив из м/ф «Русалочка».
«Вставай, страна огромная!
Вставай на смертный бой…»
— звучал лейтмотив из м/ф «Русалочка», вселяя в Гаррисона священный ужас. Поскольку наш герой забыл, кого он должен был искать в Оборване, а скролльнуть страницу ему было лень, Гаррисон решил провести остаток дня за трапезой. Облизав несколько стен от рыбьего жира и закусив лягушечкой, он уж было собрался лечь спать, как вдруг земля под ногами у него разверзлась, из расщелины раздался душераздирающий рёв, рванулись языки пламени, а из-за угла вышел Лягух Кермит (так было написано у него на визитке) и предъявил Гаррисону обвинение в остановке чудовищного ихтиолога-вампира Др. Акулы. Из-за Гаррисона Др. Акула опоздал на съезд чудовищных ихтиологов-вампиров и, чтобы занять освободившееся время, проклял деревню Ужасное Логово Самых Злобных Негодяев и Подонков в Галактике. Не найдя, что ответить, Гаррисон робко спросил:
— O RLY?
— Aye
— O RLY?
— Aye
— O RLY?
— Отставить! Вы приговариваетесь к пятнадцати годам. — Зловеще гаркнул Кермит и вытащил омолаживающий бластер.
— Индийское народное жилище! — Нашёлся Гаррисон.
— Ах так? Судебный пристав, сюда!
Из-за угла выбежало ОНО — пластилиновый Чебурашка в натуральную величину. Тварь прыгнула на Гаррисона, но тот с нечеловеческой реакцией увернулся и уложил существо метким выстрелом из славянского шкафа. В стороны брызнули струи жидкого красного пластилина.
— Ну что ж, давай как в старые добрые времена. — Вздохнув, Лягух достал из-за пазухи два деревянных лазерных меча(ц)™(р), один из них он взял себе, а другой кинул Гаррисону. Герой сделал сокрушительный выпад в сторону противника, повалил его на землю и приставил к его горлу меч.
— Не убивай меня — я твой отец. — Произнёс Кермит.
Гаррисон в шоке убрал саблю от горла Лягуха, а сам Кермит вскочил, и с криком «А вот и нет!» бросился в атаку. Атака мгновенно захлебнулась, и вскоре Кермит вновь лежал на земле с мечом у горла.
— Да, я не твой отец. Я твой дядя. — Просипел Лягух.
И вновь Гаррисон отпрянул, и вновь Кермит контратаковал с криком «А вот и обманул!», и вновь атака захлебнулась, и вновь Гаррисон повалил его и приставил к горлу Кермита меч.
— Я не отец твой и не дядя. Я твой дед.
— Мой дед был международным террористом! — С этим воплем Гаррисон ткнул Кермита в брюхо мечом… и меч сломался. Воспользовавшись моментом, Лягух приклеил постер на стену и ткнул Гаррисона в шею. Меч сломался.
— Предлагаю так, — произнёс Лягух, — давай по-мирному. Сыграем в игру «Назови букву». Если побеждаю я, то ты идёшь со мной. Если ты, я отвечу на любой твой вопрос и уйду… до поры до времени. Правила таковы: я говорю фразу, а ты называешь букву, которой в ней не было. Окей?
— Ладно.
— Съешь-ка ещё этих мягких французских булок да выпей чаю.
— «G»! — Сразу нашёлся Гаррисон.
— Ладно, ты победил, задавай вопрос.
— Где Олаф Гарх?
— Не знаю.
— Ладно, тогда я пошёл.
И Гаррисон пошёл в Лес Пяти Карандашей И Одного Комода, населённый колоритными, вселяющими недоверие Розовыми Собаками, потому что только там разливали знаменитую сметану «Бураховский Эталон», которая была совершенно необходима для нахождения Олафа Гарха. Приближаясь к лесу, Гаррисон (Гариссон успел сменить по дороге фамилию для конспирации) наблюдал тревожный фиолетово-красно-жёлто-зелёно-сине-комодный дым. Лес осаждало войско зловещего горбуна Чево, знаменитого общественного деятеля-антисметанщика. Его указ о вырубке сметанников в Крыму поразил всю мировую общественность жестокостью и дикостью. Как ни старались Розовые Собаки вселить недоверие доверчивому войску горбуна Чево — всё было тщетно. Поэтому они укрылись в сметанниках и пели погребальную народно-собачью песню «Ай лайк ту мув ит мув ит». Гаррисон приблизился к войску на расстояние выстрела, выхватил славянский шкаф и стал нервно ковырять им у себя в ногтях. Войско горбуна Чево (так было написано на его визитке) почему-то разительно напоминало Гаррисону бывшего Лягуха Кермита.
— Скажите, мы с вами не встречались в Лейпциге? — Гаррисон всегда начинал разговор издалека.
— No — невозмутимо отвечало войско
— А в Гамбурге?
— No
— А в Дуйсбурге?
Перебрав все известные города, Гаррисон почувствовал себя старым: болели суставы, мешала борода и глаз неприятно стекал по щеке. Но не время расслабляться, теперь он был готов уличить войско во лжи:
— Скажите, войско, а мы с вами не встречались в Ужасном Логове Самых Злобных Негодяев и Подонков в Галактике? Или мне лучше называть вас ЛЯГУХ КЕРМИТ? — Гаррисон резко обернулся и всадил в лягуха свой проницательный взгляд, только чтобы увидеть полуразложившееся тело.
— Господи, как летит время! — подумал Гаррисон и хлебнул сметаны «Бураховский Эталон», известной своим омолаживающим эффектом. Борода мгновенно отвалилась, глаз, приятно чпокнув, влился обратно в глазницу, а суставы захихикали, поматерились и убежали к своему непосредственному хозяину. К нему, тем временем, снизошло озарение. Он увидел, что Олаф Гарх в данный момент находится дома у Олафа Гарха. «Как же всё просто!» — хлопнул Гаррсон себя по колену и направился домой к Олафу Гарху, плюнув пару раз на полуразложившийся труп какой-то Розовой Собаки, не подозревая, что Лягух Кермит в это время наблюдал за ним с дирижабля «Русский Дух» через позорную трубу, мерзко хихикая и придумывая очередной коварный план. А тем временем Гаррисон проходил что было сил через печально известные Горы, в которых жили сорок миллионов многодетных семей албанских беженцев. Гаррисон ничуть не удивился, когда у него украли брюки, вытащили из кармана славянский шкаф и выдернули из носа единственный золотой зуб, однако, когда у него стащили альманах «Кугуары Центральной Америки» герой не вытерпел! Отчаянно прорычав: «НЕ-НА-ВИ-ЖУУУ! Жу-жу-жу. Мячик уронил в лужу'», Гаррисон схватил булыжник (предоставлен магазином Булыжники Бураха) и принялся с неистовой жестокостью убивать албанские многодетные семьи. Перебив несколько миллионов семей, Гаррисон почувствовал моральное удовлетворение, засунул зуб в нос и, весело напевая, продолжил свой путь к дому Олафа Гарха. Дальше путь проходил через пещеру Ноздря Мадагаскара. По легенде, в ней жил жуткий, кипятящий сопли в носу некромант Чёрный Зема. Всем проходящим мимо он дарил беспроводную клавиатуру (предоставлены магазином Беспроводные клавиатуры Бураха) и задавал вопрос, вроде «В чём смысл жизни?», «Чему равна площадь Ленина», или «Чё?». Тем, кто правильно отвечал на вопросы, Чёрный Зема давал пройти, тех, кто отвечал неправильно, он поливал желчью под песенку «Its a final countdown!» и прогонял вон. Терзаемый смутными блохами, Гаррисон вошёл под мрачные своды пещеры.
— Ё воззап нигга? — сходу спросил Чёрный Зема.
— O RLY — Гаррисон знал, что этот ответ является правильным для любого вопроса.
— Йе. Где сидит подполковник?
— В бутырке.
— No. В подполе. Держи беспроводную клавиатуру. Следующий! — прокричал Зема и очередь двинулась дальше.
Гаррисон был рад доставшейся клавиатуре и шёл дальше, находясь в прекрасном настроении. Внезапно из кустов на него прыгнуло маленькое волосато-носатое существо. Это был сумасшедший Бен Зин (так сообщили Гаррисону в бюро справок). -U’re a liar and a thief! A thief! A thief! A sneaky little thief! — шипел он, пытаясь вырвать у Гаррисона клавиатуру и душа его проводом от беспроводной мыши.
Единственным средством спасения оставался знаменитый Кусок Арматуры, Валяющийся На Дороге (предоставлен магазином Куски Арматуры, Валяющиеся На Дороге, Бураха). С его помощью Гаррисон соорудил парашют, дал подержать его Бену Зину, а сам в это время убил сумасшедшего лопатой. Когда с сумасшедшим было покончено, Бен Зин вернул Гаррисону парашют и продолжил его душить. Всё было бы кончено, если бы не Ы…. Да, в это время по пещере прогуливался Ы…, старый приятель Гаррисона. Увидев, что Гаррисона душат, он тотчас поспешил на помощь. Бен Зин обрадовался, что у него появился помощник. Но тут из кустов вывалился рояль, из рояля — заяц, из зайца — утка, а из утки вылетел дирижабль «Русский дух». С воплем: «Не трогайте его, он мой!», из дирижабля выскочил Лягух Кермит. Выхватив у Бен Зина свой прибор для зарядки беспроводных устройств, он пару раз выстрелил в Гаррисона из зависти и запрыгнул в свой дирижабль. Казалось бы, всё решено. Но тут из люка на потолке пещеры выпала стиральная машина, из неё вылез уже знакомый на старичок с молнией из фольги и движением профессионала оглушил Бен Зина и Ы…. Однако, только он хотел залезть обратно в стиральную машину, как из-за угла выбежал пьяный в стельку охранник-таурен с огромной шишкой на голове. Ударом бубна он прикончил старикашку на месте и обратился к Гаррисону:
— Продолжаем разговор.
— O RLY?
— Aye
— O RLY?
— Aye
— O RLY?
— Aye
— My precious!!! — вскрикнув, недобитый Бен Зин откусил палец Гаррисона, выведя того из сетей гипнотического диалога с тауреном.
— Banned! — с этими словами Гаррисон сбросил таурена с высокого утёса на Очень Острые Пики (all rights reserved. Burah Industries).
Гаррисон направился к дому Олафа Гарха, как вдруг его окликнул дожевавший палец Бен Зин: — А добавки мона? — поинтересовался он.
Гаррисон был человеком добрым, поэтому он сказал: «Конечно, можно», подманил Бена Зина к себе и перерубил ему горло сапёрной лопаткой.
Гаррисон шагал по пещере, напевая песенку «God Save the Queen», как вдруг сверху на него свалилось жуткое создание генной инженерии, наёмный убийца Гизборн. Он летел на джетпаке, но видимо, в нём кончилось топливо. Отряхнувшись, генный урод стал хлебать топливо из тюбика через специальную трубочку. Гаррисон, который от умственного шока забыл, куда надо идти, спросил:
— Уважаемый, а где проживает Олаф Гарх?
Это было страшной ошибкой. Гизборн знал только два языка — свой собственный и отрубленный язык своего старого врага. Поэтому любую попытку заговорить с ним он воспринимал как нападение. Издав грозное астматическое хрипение, Гизборн бросился на Гаррисона. Герою не оставалось ничего другого, как воззвать за помощью к Бураху! Быстренько помолившись Гаррисон призвал этого древнего демона со скальпелем, который, помимо того, что писал халявные однострочечные посты, ещё и на баяне играл отменно. Бурах исполнил композиция «Мимо Рубиного дома просто так не прохожу» и Гизборн умер. От приступа астмы, вызванного шерстью Бураха. Гаррисон с Бурахом подружились, с шутками и песнями продолжили путешествие и решили заночевать у кряжа Мазякина и Непряева, двух печально известных хоккеистов.
— Спокойной ночи, друг Гаррисон.
— Спокойной ночи, друг Бурах. — ответил Гаррисон и, от греха подальше, перерубил Бураху горло сапёрной лопаткой.
Всю ночь угрызения совести не давали уснуть герою. На следующую ночь к нему явился Призрак Бураха (так было написано у него в паспорте), подозрительно напоминавший Лягуха Кермита.
Призрак Бураха выпрыгнул из дирижабля «Русский дух» и со страшным воем направился к Гаррисону. Гаррисон не растерялся — он спросил:
— Скажите, мы с вами не встречались в Лейпциге?
— Да!
— Э-э-э… O RLY?
— Ай донт спик Инглиш.
От страха у Гаррсона пересохло в горле. Все известные ему методы борьбы с призраками Бураха были исчерпаны. А призрак Бураха тем временем вынул из кармана увесистый кирпич и ударил Гаррисона по темечку полиэтиленовым пакетом. Гаррисон не остался в долгу: он плюнул в призрака. В ответ на эту дерзость призрак ударил Гаррисона. В ответ на эту несдержанность Гаррисон пнул призрака. В ответ на этот моветон призрак стукнул Гаррисона. В ответ на этот проступок Гаррисон дал призраку подзатыльник. Хрупкая натура призрака не выдержала унижения и с криком: «Я ещё вернусь!» запрыгнула в дирижабль. Гаррисон подкрепился отвёртками и уховёртками и продолжил свой путь. Ему оставался финальный рывок. Рывок заключался в переходе через непроходимый горный перевал. К несчастью, дирижабль «Русский Дух» был сбит подводной лодкой в степях Украины и именно поэтому был не мог летать. Помочь мог только бывалый вояка, а ныне спившийся заправляла космического отдела города Комсомольска Борис Шаров, который обладал дирижаблем курсирующем между славным городком Комсомольском и хрен-знает-где-но-уж-точно-за-этими-горами. Осторожно разбудив Шарова, Гариссон робко сказал:
— Мне нужен дирижабль…
К несчастью, Шаров опередил Гаррисона
— O RLY?
— Aye
— O RLY?
— Aye
…--спустя три часа--…
— O RLY?
Гаррисону надоел этот гипнотический диалог и он, недолго думая, вставил в глотку Шарову воронку и начал последовательно вливать туда пиво «Карлзберг» (R), твириновую настойку (Патент на которую Бурах забыл получить) и машинное масло. Протрезвевший Шаров хотел было уже сказать чем запускается дирижабль, но призрак Бураха (так было написано у него на бейдже) вышел из-за занавески и прирезал его. Гаррисону оставалось сделать лишь одну вещь — пластилиновую ворону. Гаррисон старый, матёрый столяр быстро смастерил пластилиновую ворону из имевшихся под рукой досок и кирпичей. Оседлав ворону, Гаррисон поднялся в воздух, но вскорости упал, потому что тяжеленная пластилиновая ворона тянула его к земле. Тогда Гаррисон, всплакнув, бросил ворону и полетел через непроходимый горный перевал.
Внезапно на горизонте зачернел дирижабль «Грузинский Мух» (Вах! Красавец, а не дирижабль!), на котором Кацо Кермитидзе (так было написано на его могиле) заряжал бутылки с Советским шампанским. Первый залп пробками оторвал Гаррисону голову и расстроенный герой прокричал:
— O RLYYYY?! Тьфу, то есть, врёёёёшь! Не возьмёёёёшь!
и, решив, что хватит уже поставлять Кацо Кермитидзе газ по льготным ценам, перекрыл вентиль. Дирижабль, лишённый топлива, упал на кряжи гор и утонул.
Ну а Гаррисон успешно достиг дома Олафа Гарха по прозвищу Артемий Бурах. Именно таким было его прозвище. Гариссон осознал все свои ошибки… он понимал, что Бурах пытался сбить его ворону, убить спящим и вообще прикончить. Именно поэтому Гаррисон решил возродить к жизни Шарова при помощи средства его злейшего врага — Сыворотки Бураха. Ах, если бы он убил его тогда, лопатой по горлу, но нет… тот Бурах был всего лишь иллюзией… Настоящий Бурах готовил коварные планы по поимке и убийству Гаррисона, для предотвращения очередного спасения мира. Взяв с собой верный Хрящевой Скальпель (предоставленный компанией Хрящевые Скальпели Бураха) он отправился в далёкое путешествие, и, вот незадача — надел не те ботинки (предоставлены магазином Не Те Ботинки Бураха), поэтому в дороге натёр мозоли и умер от водянки.
С трудом добыв Сыворотку Бураха (он еле-еле успел до закрытия магазина Сыворотки Бураха), Гаррисон возродил Шарова, но, когда прозвучали первые слова воскрешённого:
— O RLY? — сразу перерубил ему горло сапёрной лопаткой.
Итак, Олаф «Артемий Бурах» Гарх был мёртв. Единственным выходом для Гаррисона оставалось найти другого Олафа Гарха. Олофов Гархов в округе не нашлось, поэтому в телефонной книге герой выбрал наиболее близкое к Олафу Гарху имя — Рейнгольд Буль-Буль-Гневный. Первое, что увидел Гаррисон, войдя в квартиру к Гневному, была стальная табуретка, которой Рейнгольд сшиб Гаррисону голову. Не растерявшись, наш герой перерубил Гневному горло сапёрной лопаткой, но тот снова сшиб Гаррисону голову. Не располагая данным о количестве горл у Гневного, Гаррисон осознавал, что у него в запасе всего две головы. Поэтому, выхватив из потайного кармана плазмофотонный миниган, Гаррисон в панике убежал и спрятался в кустах.
В это же время затонувший дирижабль Винни Пух был поднят спасательной командой со дна гор и запущен в синее-синее небо. Тем временем Гаррисон обдумывал ситуацию. У него не оставалось других путей для добычи информации, кроме как обратиться к легендарному Оракулу, прославленному бессмертным пером любимого небесами писателя, имя которого всем отлично известно и всеми любимо, так что нет надобности без особой причины упоминать это восхитительное, чарующее слух имя великого, гениального мастера, создателя безусловных шедевров и вообще лучшего писателя Вселенной и параллельных Вселенных, так что мы не будем называть его великое имя и обойдёмся просто намёком на него. Так вот, Гаррисон пошёл на поиски Оракула. «По логике вещей, Оракул должен жить в собственном измерении, портал в которое находится на орбитальной станции, охраняемой мегаплазменными суперистребителями, до которой надо лететь с тремя пересадками в одном вагоне со стаей обезьян и трёхголовым дворником», — размышлял Гаррисон, заглядывая в ближайшее мусорное ведро. Там оказался Оракул.
— Чего тебе надо, человече?
— Мне нужна информация.
— А! Обратись к архиличу Ленину. Он умер около ста лет назад, но до сих пор ещё жив.
— А где мне найти этого Ленина?
— Где, по-твоему, живут личи?
— Не знаю.
— Ты в Героев-то играл?
— Нет.
— В Мавзолее! — обиженно проорал Оракул и залез обратно в мусорный бак.
«По логике вещей, Мавзолей должен находиться в мрачном подземелье с лавой, кислотой и кошачьей шерстью, вход в которое находится в охраняемом нежитью склепе, расположенном на зловещем кладбище в мрачном лесу посреди населённой монстрами земли», — размышлял Гаррисон, заглядывая в ближайшее мусорное ведро. Там оказался Мавзолей. В мавзолее Гаррисона встретил сам лич. Одет он был, как и полагается личу, в странную полурелигиозную униформу.
— Буржуи! — завопил Ленин, увидев Гаррисона, и бросил в него лампу Ильича. Гаррисон в ответ ударил Ленина сапёрной лопаткой, но, так как Ленин был электрифицирован, его шибануло током. Бросив раскалённую лопату в пролетавший мимо дирижабль «Русский дух», герой представился и рассказал свою историю.
— Помочь с информацией? За квест — помогу.
— Какой квест?
— Помочь в войне со Сталиным. Он до сих пор в обиде, что его выгнали из Мавзолея за неуплату мавзолейплаты, и теперь полон решимости выкурить меня. В его распоряжении — оловянные солдатики, железные люди и заводные игрушки. Я могу выставить против него только резиновые тапочки и диктаторов клана РУЛ. Моей армии не хватает разнообразия. Присоединись к нам для финального штурма Стальной крепости.
— Окей.
На следующий день армия выступила. Всё шло нормально, но на полпути Ленин вдруг сказал «Мы пойдём другим путём!», и повёл армию через лавовые озёра, бездонные пропасти и ежиные тропы.
Гаррисон, отказавшись следовать завету вождя, направился к Стальной Крепости прямой дорогой. Вскоре он уже стоял напротив армии оловянных солдатиков. Прорвавшись с диким воем к Сталину, он вонзил ему сапёрную лопату в горло.
— O RLY? — заявил Сталин, расслабленно выковыривая лопату из горла.
Гариссон не знал, что ему делать… Слева на него наступал Берия, справа — Микоян. Но тут из пролетающего дирижабля «Винни-пух» вывалились по очереди: Бурах, Кермит, Таурен и Рейнгольд, которые начали лупить Сталина, Берию и Микояна по мёртвым головам. Казалось, исход был явен, но тут Кермит прикончил Бураха, Таурена и Рейнгольда за безбилетный проезд в своём дирижабле, запрыгнул в него и полетел навстречу новым злодеяниям. Берия забрал у Гаррисона всё оружие, годмод и невидимость, Микоян ударил его по башке колбасой, а Сталин, одной рукой заваривая щель в своём стальном горле, другой искал что-то в стальном кармане своего стального пиджака. Казалось уже, что всё предрешено, но тут из-за угла вышла армия Ленина с Лениным во главе. Ленин с боевым кличем «Всё отнять и поделить!» всё отнял и поделил. У Гаррисона оказались: батон колбасы и стальной пиджак. Из этих сверхполезных вещей он в минуту собрал мобильный телефон и выстрелом из него расколол стальную оболочку Сталина. Внутри оказался маленький черноусый человек с трубкой (так было написано у него на этикетке). Человечек определённо смахивал на Лягуха Кермита. Кермит, выбравшись из-под кучи перхоти, которую человечек на него смахнул, опять убил Бураха, Таурена и Рейнгольда за безбилетный проезд в своём дирижабле, запрыгнул в него и полетел навстречу новым злодеяниям. Из рядов армии Ленина выдвинулись Молотов и Железный Феликс. Молотов убил Берию молотом, а Железный Феликс убил Микояна печатной машинкой. Но тут из рядов армии Сталина, которая подошла на звуки удара печатной машинкой выдвинулся кайзер, и Ленин заключил с ним Брестский мир.
Квест был провален, и у Гаррисона остался только один способ узнать истину — залезть в мусорное ведро: «По логике вещей тут должен быть ответ на все мои вопросы».
Ответ на все вопросы Гаррисона оказался в желудке Планарного Пожирателя, в Комоде Всего Сущего под охраной бибуратов-пигмеев и Кинетика зе ЛомМастера.
Итак, Гаррисон знал, где искать. Посмотрев в справочнике адрес желудка Планарного Пожирателя, он приехал туда на такси. В желудке он вежливо поздоровался с бибуратами-пигмеями и Кинетиком зе ЛомМастером и достал из Комода Всего Сущего ответ на все свои вопросы. Он гласил: «все гоблины гады нехристи черти уроды плебеи самозванцы дебилы неандертальцы шизофреники негодяи разбойники дармоеды.» Смысл ответа Гаррисону был явно непонятен. Нужен был человек, который смог бы это расшифровать. И такой человек нашёлся. Им оказался отставной регент Ульрих фон Гюгент, мёртвый уже как пятьсот лет. Гаррисону не оставалось ничего другого, как отправиться в царство мёртвых. Но из-за проливного снегопада Гаррисону пришлось укрыться в укрытии 13. Там ему выдали симпатичный синий комбинезон, комбайн, комбата, коммерцию и комнату в многоэтажке. Закусив комбатом, раскурив коммерцию, сев в комбинезон, Гаррисон приватизировал комбайн и поехал на квартире в царство мёртвых. Припарковавшись на Мёртвой Стоянке, Гаррисон записался на приём регенту Ульриху фон Гюгенту (так было написано у него в шифровке), подозрительно похожему на лягуха Кермита. Войдя в кабинет регента, Гаррисон бросил в него пронзительный взгляд. Регент увернулся и бросил в Гаррисона жвачкой.
— Ха! Неужели какая-то жевачка пособна остановить меня! — заявил Гаррисон и умер. Зло прохихикав, регент снял маску, под которой скрывался… Гаррисон. Мёртвый лягух в обличье Гаррисона валялся на потолке.
Теперь Гаррисону оставалось найти настоящего регента. Подойдя к мёртвому лягуху, он снял с него маску. Под ней оказался регент. Гаррисон уничтожил одну из своих последних надежд на раскрытие замыслов коварных врагов. Открыв записную книжку, он вычеркнул эту надежду и внимательно прочёл следующую. Новая надежда состояла в том, чтобы взорвать Звезду Смерти. Но прежде надо было отыскать великого скульптора Лобби ван Шиноби, который торговал скульптурами из ушной серы на рынке. Доехав до рынка на прполетавшем мимо дирижабле «Винни-Пух», с которого его чуть не ссадил Лягух Кермит (за проезд зайцем), но Гаррисон убедил лягуха, что ехал он не зайцем, а дирижаблем. На рынке Гаррисон мигом узнал Лобби ван Шиноби по тому, как тот пытался пролоббировать покупку скульптуры из ушной серы.
— Уважаемый, это вы — Лобби ван Шиноби?
— Да. Хотите скульптуру из ушной серы?
— Нет. Мне нужен транспорт, чтобы долететь до Звезды Смерти.
— Сперва я должен научить тебя искусству метания ножей и продать тебе скульптуру из ушной серы.
Гаррисон с первой попытке метнул нож в глаз белке, находившейся от него за пару парсек.
— А теперь купи у меня скульптуру из ушной серы!
— Нет уж!
— Тогда я не полечу с тобой!
Гаррисон обиделся и метнул Лобби нож в глаз. Затем он метнул нож в Звезду Смерти, запрыгнул на него и полетел навстречу опасностям.
Уже битый час Гаррисон и нож ожидали опасностей, страшно опаздывающих на встречу, на углу Татуина (планете, названной в честь группы Тату) и Набу (планеты названной в честь памятного случае, когда рейнджер Минск сел на своего хомяка Бу). В космосе было душно, по лезвию ножа стекал пот. Вскоре к ним подъехала дорогая иномарка. В ней сидели опастности. Но не успели они остановиться, как карательные отряды филателистов настигли иномарку, приклеели к конверту и отправили в замок Четырёх Казаков Катехезиса — Гитлера, Муссолини, Хирохито и их главаря — Гоши Куценко. Подумав о Гоше Куценко, нож упал в обморок, и Гаррисону пришлось делать ему искусственное дыхание. Когда Гаррисон наконец залепил скотчем своё изрезанное лицо, наши герои поймали маршрутку и поехали к З4ВК. Уныло посмотрев вслед уходящей маршрутке с героями, Гаррисон и нож поплелись пешком в ближайшую рюмочную. К ним подошёл немолодого вида официант (так было написано на его чеке), поразительно похожий на Жана Люка Пикарда.
— Что будете заказывать? Рюмочный салат? Бутерброды с рюмкой? Фаршированные рюмки?
— Нам, пожалуйста, вяленых рюмок. Из спиртного — солёный огурец.
На огурце было написано «Не пей меня! Адыгейцем станешь!», но Гаррисон не умел читать по губам, поэтому выпил огурец и превратился в Непобедимого Непобедителя Зловредных Официантов.
— А где обещанный адыгеец? Тьфу, опять подделка… — буркнул официант и заплакал. А пока официант плакал, в рюмочную вломился Лобби ван Шиноби со стеклянным глазом. Он был готов покарать Гаррисона за то, что тот лишил его глаза и не купил статуэтку из ушной серы. Вытащив из-под плаща меч из ушной серы +0 ко всему, он грозно подошел к Гаррисону и сказал ему:
— Ну что, теперь купишь статуэтку из ушной серы?
— Нет уж!
— Тогда отгадай мою загадку: «Глаз на башне, яйцо в сундуке». Кто это?
— А действительно, кто?
Пока Лобби думал над решением этой загадки, Гаррисон метнул ему нож во второй глаз и помчался прямо по открытому космосу к Звезде Смерти. К сожалению, по пути его догнал недобитый Молотовым Берия и отобрал у него нож. Так как без ножа не было смысла продолжать погоню за Звездой Смерти, Гаррисон решил ради разнообразия взорвать Звезду жизни.
-Итак, для этого понадобятся:
1) резиновый утёнок
2) чудотворная икона Мой Компьютер
3) высшее техническое образование. Ах нет, вычёркиваем, я же беру с собой утёнка. — за размышлениями Гаррисон не заметил, как на что-то наступил. Это оказалась Звезда Жизни. Но раз уж утёнок был куплен, надо было его как-то употребить, поэтому Гаррисон взорвал сиротский приют. Затем, нацепив на себя икону, Гаррисон стал блуждать по галактике в поисках консультанта.
…В это же время Мордово-Бушменская Сусальная Орда скопила достаточные для агрессии силы и начала с аншлюсса пивного бара «Школа N294 Ленинского района города Ленинска-на-Лене». Разрушив его, Орда расформировалась.
А Гаррисон тем временем размышлял, зачем же он разрушил Звезду Жизни и как это поможет ему в его поисках. Чтобы хоть как-то отогнать от себя унылые мысли, Гаррисон начал размышлять над загадкой. И тут его осенило! «Это же отставной регент Ульрих фон Гюгент!» Вернувшись в рюмочную, Гаррисон живо ответил Лобби на его каверзный вопрос.
— Да, ответил ты правильно! А теперь купи статуэтку из ушной серы!
Гаррсион не говоря ни слова метнул ему нож в третий глаз. Направляясь к выходу из рюмочной, он вспомнил, что ножа у него не было, но когда он обернулся, то увидел лишь коробку! У коробки были глаза, нос и рот, и она медленно катилась к нему.
— Салям, почтеннейший! — произнесла она. — Меня зовут Салабон. Я пришёл сюда, чтобы поведать тебе о величайшем герое всех времён.
«Да, о Гаррисоне», подумал Гаррисон.
— Этого героя зовут Джородж Буш! Он не раз спасал мир от полного разрушения, и по сей день спасает Америку от деградации!
«Круто», улыбнулся Гаррисон. — Я хочу работать на него. — сказал он.
— Ты мудаст, тьфу, — коробка съёжилась, — Ты мудр как и Джордж Буш! Теперь ты — асс… Эсс.. Шо за… — Салабон достал памятку и прочёл . — А, да, теперь ты ассистент Пуло-младшего, главного асассина его преосвященства Джорджа Буша, и теперь ты должен будешь почистить зубы.
Гаррисон зашёл в ванную комнату и, не говоря ни слова, потянулся к зубной щётке. Однако на привычном месте её не оказалось, как не оказалось и на нерривычном. «Кто же мог её похитить?» — Думал Гаррисон. «А! Это могла быть только секта Тёмно-зелёного куба!»
Не теряя ни минуты, Гаррисон отправился в штаб-квартиру Секты Тёмно-зелёного куба. Нацепив на себя тёмно-зелёный кубический плащ, он подошёл ко входу в здание и постучал.
— Пароль! — Раздалось из-за двери.
— Тёмно-зелёный куб. — ответил Гаррисон.
— Проходи, брат.
Гаррисон вошёл в здание. Его целью было разыскать зубную щётку. «Как бы эти олухи не догадались, что на самом деле я не член секты Тёмно-зелёного куба, а переодетый герой Гаррисон», — размышлял Гаррисон, как вдруг один из сектантов ткунл в него пальцем и прокричал:
— Братья! Это не член секты Тёмно-зелёного куба, а переодетый герой Гаррисон!
Сектанты с грозным видом расступились и достали тёмно-зелёные кубы.
— Мы принесём тебя в жертву Тёмно-зелёному кубу. — произнёс самый тёмно-зелёный и кубический из них.
От ужаса, охватившего его, Гаррисон потемнел. И позеленел. И покубел. Сектанты упали на колени:
— О великий тёмно-зелёный куб! Мы служим тебе!
— Так. Для начала принесите мне в жертву пару человечеств, а потом принесите чаю с баранками (Гаррисон не окончил среднюю школу, поэтому овец звал баранками).
Большинство сектантов разбежалось выполнять поручения. К Гаррисону подошёл молодой сектант и робко прошептал: — Вы такой великий тёмно-зелёный куб о, тёмно-зелёный куб!
От этого комплимента Гаррисон покраснел.
— Постойте! Но это же самый страшный враг тёмно-зелёного куба — тёмно-красный куб! — сектанты окружили Гаррисона и стали тыкать его пальцами.
Положение казалось безвыходным, но тут сквозь горшок с цветами в помещение влетел дирижабль «Винни-Пух», а из него с воплем «Не трогайте его, он мой!» выпрыгнул Лягух Кермит (так было написано у него на лбу). Отобрав у сектантов свои пальцы, он запрыгнул обратно в дирижабль и улетел. У сектантов не осталось других рычагов воздействия на Гаррисона, поэтому они решили воздействовать на него блоками. Подняв Гаррисона с помощью блока над крышей штаб-квартиры, они обрезали канат, и Гаррисон полетел навстречу асфальту. Встреча с асфальтом прошла в дружеской обстановке. Они с Гаррисоном поболтали немного, а затем Гаррисон подлым образом украл у него зубную щётку, бросил ему в глаз квазиматериальный нож и пошёл чистить зубы. Как только он почистил зубы, у него за спиной упал метеорит. Из имевшихся на нём бактерий вскоре развилась форма жизни, построила пару городов, создала множество памятников культуры, в том числе и письменность. Лучшие скульпторы этой расы создали колоссальную табличку с надписью «Гаррисон, вот тебе новое задание: убей рыжка. Дж. W. Буш», а затем раса самоуничтожилась в ядерной войне.
— Да, этот Буш и впрямь крутой малый, раз шлёт такие сообщения! — произнёс Гаррисон и пошёл убивать рыжка. И тут вдруг неизвестно откуда свалилась большая голова в тёмных роговых очках. Сверху на неё свалился какой-то субъект с иконой Чудотворных Моих Документов, и проговорил:
— Вы консультанта не видели?
«Видел-видел, но не скажу!» — подумал Гаррисон. — Нет, не видел. А вы, извольте, кто такие?
— Я — отрубленная раскладушкой голова литератора Чайковского.
— А я — сын президента Чернобыльской АЭС, Шакал Кермит.
«Где-то я уже слышал эту фамилию…», подумал Гаррисон. Но его мысли перебила голова:
— Да. Я тоже её слышал. Он только что её называл. Кстати, — сказала голова, посмотрев на удивлённого Гаррисона, — я умею читать человеческие мысли.
Тут Шакал Кермит вынул лампу, включил её и направил в лицо Гаррисону:
— Признавайтесь, где вы видели консультанта?
— Элементарно, — ответил Гаррисон. — Вчера по телеку показывали фильм «Мастер и Маргарита», там я консультанта и увидел.
— О, спасибо тебе, друг мой. — сказал Шакал. Тут голова вытащила кинескоп, и Кермит прыгнул в него.
— Счастливо оставаться, друг. O RLY? — сказала голова и прыгнула в кинескоп. Однако Гаррисону не стоило забывать о его задании. Включив по кинескопу фильм про рыжка, он запрыгнул внутрь. К несчастью, он застал только дирижабль «Винни-Пух», эвакуировавший рыжка. «Ужо я этому дирижаблю!» — зло подумал Гаррисон, и бросил в дирижабль росшим неподалёку кипарисом. Дирижабль резко пошёл на снижение и, наконец, упал. Гаррисон подошёл к массивным платиновым воротам дирижабля и решительно распахнул их. Внутри было гораздо просторнее, чем казалось снаружи. Проще говоря, изнутри дирижабль «Винни-Пух» представлял собой звёздную систему. Запрыгнув в пролетавший мимо голубь, Гаррисон долетел до ближайшей планеты и спрыгнул. Как только он ступил на покрытую банановыми шкурками, окурками, плевками и одеялами землю планеты, к нему сразу же подбежала толпа угнетённых жителей планеты, по виду — гигантских инфузорий в галстуках в виде рыбы камбалы.
— Помоги нам! Злобный диктатор угнетает наш народ! — прокричал самый тёмно-зелёный и квадратный из них.
— Хорошо. Кого надо убить?
— Отставного регента Ульриха фон Гюгента.
— Так я же его уже убил.
— Тогда убей нашего диктатора.
Нахмурившись и сжав кулаки, Гаррисон пошёл убивать диктатора. -lololololololololololololololololololololololololol — этот монотонный гул расплывался вокруг Дворца Диктатора (так было написано в Большой Советской Энциклопедии). Зарядив свой гранатомёт (он выстреливал очереди из гранатов), Гаррисон стал подниматься по ступеням Дворца Диктатора. Но сказалась ишемическая болезнь сердца и Гаррисон умер на полпути.
-Мы его теряем! — кричали мародёры, потерявшие гранатомёт Гаррисона. А самого героя похоронили в самой престижной канаве планеты…
…закончил свой сатирический пасквиль Диктатор. Теперь оставалось лишь опубликовать его в местной газете и никто не поверит, что Гаррисон — это Гаррисон, и будут думать, что он мёртв.
В этот момент в покои диктатора вломился Гаррисон и нацелил на Диктатора свой гранатомёт. — Фигушки! Ты умер! — крикнул диктатор.
— А я в домике! — отвечал Гаррисон, запуская в диктатора очередь гранатов. В ответ диктатор оторвал Гаррисону ноги. Гаррисон оторвал диктатору руки. Диктатор оторвал Гаррисону руки. Гаррисон оторвал диктатору ноги. Затем они оторвали друг другу туловища. В конце эпической битвы Гаррисон задушил диктатора своей единственной извилиной…
…закончил свой сатирический пасквиль Гаррисон.
Над Вселенной нависла тень битвы двух пасквилей в двух величайших таблойдах планеты — «Правда» и «Неправда! У них неправда!».
Так как оба пасквиля получили равные рейтинги, надо было писать новые. Пока Диктатор диктовал своему секретарю новый пасквиль, Гаррисон сгорел. До сих пор нет единого мнения, отчего же он сгорел, но есть мнение, что от огня. Но Гаррисон, как известно, всегда возрождается из пепла! Поэтому из золы он не возродился. Золу эту развеяли на все четыре стороны, три координаты и два рукава Вселенной. Верный гранатомёт героя разломали на гранаты и мёд, а верный гранатомёт Гаррисона просто переплавили на подсвечники…
…закончил свой новый сатирический пасквиль Диктатор. Тут в его кабинет ворвался Гаррисон, заручившийся поддержкой японских лысых медведей-мутантов-буддистов. Направив свой верный Desert Eagle на диктатора, Гаррисон произнёс:
— Твоя песенка спета.
Гаррисон хотел нажать на курок, но его не было, да и вообще орёл не был огнестрельным оружием. Тогда он отпустил птичку на волю, а сам достал пистолет. Но Диктатор прикрылся какой-то дискетой.
— Это — дискета с рунами египетских раввинов! Стрельни в неё — и мы все погибнем!
Гаррисон стрельнул в неё, и действительно, диктатор и все японские лысые медведи мутанты буддисты погибли. Что привело к впоследствии знаменитому Японо-лысо-медведно-мутанто-буддистскому кризису. В Галактике разразился страшный дефицит японских лысых медведей-мутантов-буддистов и ужасному скачку цен на них.
Тем временем у Гаррисона зазвонил мундштук — Джордж W. Буш сообщал, что Павел Глыба предсказал ему гибель от руки пончика. Поскольку все предыдущие пророчества Глыбы сбылись (в 2005 году он предсказал, что Владимира Путина изберут на второй срок на выборах 2004-го года, а также предвидел нашествие цыган-расистов на земли алеутов на Аляске), Буш приказывал Гаррисону отловить всех пончиков и отрубить им руки. Гаррисон не мог совершить столь варварский поступок! Но в этот момент он уронил себе на ногу пресс-папье, матерно выругался и перешёл на Тёмную Сторону Силы (переходил он на зелёный свет, что характеризует его как законопослушного пончикоубийцу).
Гаррисон отправился на Планету Пончиков (так было написано в водительском удостоверении), подозрительно похожую на Планету Пончиков:
— Странно. -подумал Гаррисон.
Как известно, легче всего отрубать руки пончикам топором, поэтому Гаррисон взял палку сахарной ваты и стал отрывать ею руки пончикам. Как только руки последнего пончика были оторваны, Гаррисон пошёл отчитываться перед Джорджем W. Бушем в пельменную, поваром в которой Буш работал. Но застал там только рыжка, перерезающего Бушу горло сапёрной лопатой. Увидев Гаррисона, рыжок испугался и бросился бежать.
— Тебе от меня не уйти! — крикнул ему вдогонку Гаррисон. И действительно, рыжок от него не ушёл: он от него убежал. В сердцах Гаррисон топнул ногой по земле, а в печёнках неприлично выругался. Но не всё было потеряно: призрачный шанс найти рыжка всё-таки оставался. Поскольку шанс был призрачным, Гаррисон пошёл за ним в замок с привидениями.
Замок был кодовым, и поэтому Гаррисон не смог в него пройти: он смог в него заползти. В замке было приятно — кругом расстилались зелёные лужайки и поросшие лесом холмы. Но не стоило забывать о зловещих обитателях этого места: о привидениях. Гаррисон же, к несчастью о них забыл. И поэтому не обратил особого внимания на подкравшихся сзади привидения с Моторчиком, привидения с Молотилкой и привидения с Вертушкой.
Неожиданно привидения со всех сторон хлынули на Гаррисона.
«Если они хлынули, значит, куда-то вытекут», подумал Гаррисон.
И правда, привидения с брызгами начали вытекать в странную воронку, и заволокли Гаррисона с собой. Долго летел Гаррисон по тёмной трубе, и наконец показался свет. Гаррисон вынырнул, и с удивлением заметил, что он вынырнул из унитаза.
Гаррисон вышел из туалета, и оказался в обеденном зале. За столом сидел рыжок, ел и рыгал.
— Как? — оторопел тот. — Гаррисон? Не может быть!!!
— Сдавайся, и я пощажу тебя. — тут же среагировал Гаррисон и достал ножку от раскладушки.
— Никогда! — заорал рыжок и обнажил катану и бросился на Гаррисона.
Рыжок ткнул Гаррисона эфесом катаны под рёбра, держась за лезвие, а Гаррисон засунул ножку от раскладушки рыжку в ухо и повернул три раза против часовой стрелки. Голова рыжка с треском отвалилась на пол, и из шеи хлынули фонтаны крови.
— Всё равно не возьмёшь, — крикнула голова рыжка и выпрыгнула в окно.
"Странно, " подумал Гаррисон…
А пока голова падала из окна в чан с кислотой, в обеденный зал вошёл Джордж W. Буш.
— Как, разве рыжок не убил вас лопатой в горло?
— Вы слишком плохо разбираетесь в анатомии Джорджей W. Бушей. Их нельзя убитть лопатой в горло.
Тут же в зал ворвались безрукие пончики и запинали Буша до смерти.
— Скажите, уважаемые, за что вы его так?
— Нас нанял Лягух Кермит.
Убив безруких пончиков ножом в глаз, Гаррисон решил раз и навсегда покончить с Лягухом Кермитом. Но для этого ему нужна была помощь двух легендарных героев Азерота: паладина Лироя Дженкинса и мага Драгила Антонеску. Лирои Дженкинсы и Драгилы Антонеску водились только в Мглистой Впадине, поэтому Гаррисон пошёл в Скалистые Скалы, но вовремя одумался и впал во Впадину.
— Ууу, как мглисто-то вокруг! — удивился Гаррисон — Найти здесь Лироя Дженкинса и Драгила Антонеску будет практически невозможно!
В горьких раздумьях (в магазине продавали просроченные раздумья) Гаррисон сел на что-то. Это оказались Лирой Дженкинс и Драгил Антонеску.
— hi. u go kill Kertim the Frogger wtih me — поинтересовался Гаррисон
— kkkkkk ^_____^ — ответили Лирой с Драгилом.
По дороге им встретился таурен-шаман Бубен.
— O RLY? — приветствовал их шаман.
В ответ на это Гаррисон отрезал ему голову косой (да, Гаррисон с детства был немного кос).
— not epix 8(((((((( — огорчённо промямлил Гаррисон.
Наконец, они подошли к Логову Лягуха Кермита (так было написано в песеннике «Шлягеры 80-х»)
-Так слушайте план — начал объяснять Лирой — Гаррисон, ты заходишь с левого фланга…
— Давайте навешаем этому Кермиту! — не дав Лирою договорить, Гаррисон рванулся в бой.
-Гаррисооооооооооооооооон! — эта историческая фраза Лироя Дженкинса стала впоследствии крылатой.
Гаррисон повесил на Лягуха галстук, висельника, свисток, но ничего не помогало. В этот момент в Логово ворвались Лирой с Драгилом, но Кермит тут же накормил их до отвала, и у них отвалились головы.
— Я буду драться до смерти! — прорычал Гаррисон и убежал.
— Зато у меня есть курица! — жизнерадостно заключил он, но вскоре пришло осознание беды:
— Постойте, но у меня и курицы-то даже нет! — сказало осознание, а Гаррисон зарыдал.
Теперь вернуть ему счастье могла только курочка Рэба…
Курицу можно было купить только на рынке. входе в рынок Гаррисон рефлекторно убил ножом в глаз какого-то типа, вопившего: «Купишь статуэтку из ушной серы?!!» и подошёл к торговцу курицами.
— У тебя есть курица? — Сразу перешёл к делу Гаррисон.
— Нет, только священный хрустальный журавль от колодца Лягуха Кермита.
— А зачем он нужен?
— Если сбросить его в лаву с вершины дирижабля «Винни-Пух», где Кермит его создал, то он простудится.
«Кто — Лягух Кермит, Священный хрустальный журавль от колодца Лягуха Кермита или дирижабль „Винни-Пух“?» — подумал Гаррисон, ну а вслух сказал:
— Кто — Лягух Кермит, Священный хрустальный журавль от колодца Лягуха Кермита или дирижабль «Винни-Пух»?
— Все простудятся! Бери, не пожалеешь!
— Я беру! — сказал Гаррисон и не пожалел ножа для убийства продавца. Теперь ему оставалось проникнуть на дирижабль «Винни-Пух». Гаррисон не искал лёгких путей, он искал легчайших путей, и потому решил попасть в дирижабль «Винни-Пух» через потайной ход. Такой как раз обнаружился невдалеке от лавки убитого торгаша, в яме с ядовитыми змеями. Стоило Гаррисону спуститься в неё, как змеи завопили:
-Аффтар! Выпей йаду!
Так умер Фёдор Михайлович Достоевский.
Проникнув на дирижабль «Винни-Пух», Гаррисон сказал вслух:
— Интересно, почему он называется «Винни-Пух»? — ну а про себя подумал:
— Ай да Гаррисон, ай да Бушев сын!
В этот момент на борт дирижабля залез Джордж W. Буш и сказал:
— Гаррисон, я твой отец!
— Чем докажешь?
— Этой миской! — прокричал Буш, показывая Гаррисону старую, ржавую миску.
— Папка! — зарыдал Гаррисон и бросился к папке Мои Документы. Потом опомнился и задушил Буша в объятьях. Когда с Бушем было покончено, Гаррисон открыл дверь каюты и за неимением лучших вариантов вошёл внутрь. Внутри царила жуткая атмосфера: всё было выкрашено в кошмарнейший цвет морской волны, вокруг летали летучие рыбы-вампиры, а по полу была разлита вода. Вдруг Гаррисона сзади кто-то сграбастал. Это был огромный жирный ихтиандр.
— Хозяин хотел поговорить с тобой. — Произнёс ихтиандр и отнёс Гаррисона своему хозяину — наводящему ужас ихтиологу-вампиру Др. Акуле. Акула, как известно, жил в заброшенном аквапарке, который находился через три поворота направо по коридору, поэтому Гаррисон и Ихтиандр добрались туда довольно быстро. Вход сторожили кальмары и осьминоги. Гаррисона они пропустили, а ихтиандр не прошёл пейс-контроль. Недолго побродив по сырому зданию аквапарка, Гаррисон нашёл ихтиолога. Тот сидел у себя в кабинете. Стены этого кабинета были обтянуты содранной кожей морских львов, а по ним были развешаны жуткие диаграммы, изображавшие схемы водоизмещения кораблей. Вместо люстры в комнате висел скелет морского котика, сквозь пустые глазницы которого горел зловещий голубоватый огонь. В огромном шкафу, стоявшем у стены, стояли зловещие трактаты о богопротивной некромантии, ихтиологии и кораблестроению. Сам Др. Акула, сидевший с гарпуном в кресле-качалке в центре кабинета, бы светловолосым стариком в брюках, тельняшке и беретке, с кольцом в ухе и золотыми зубами в глазах.
— Садитесь — пригласил он Гаррисона и тут же цапнул его глазом.
— Но-но! Не распускайте глаза! — парировал Гаррисон и сел в лужу.
— Зачем вы пришли ко мне?
Гаррисон погрузился в астрал и через три дня извлёк из своего сознания воспоминание, гласившее, что к Др. Акуле он пришёл за Олафом Гархом. Поэтому Гаррисон сказал:
— Я пришёл проверить вашу налоговую декларацию.
— А, ну тогда присаживайтесь.
Гаррисон сел на кол:
— Больше не куплюсь на этот трюк! — сказал Гаррисон и сел на шею Др. Акуле.
И стали они жить-поживать, да зла наживать. Пока в один прекрасный день не нагрянул Кзуе Ротх. И спросил он: — Куда пойдёт Евро?
— На восток. — Ответил ему Гаррисон.
— Спасибо. — ответил Ротх и ушёл на запад. Но на смену ему пришёл Артемий Бурах со скальпелем в руках. Он много ел и много пил и Гаррисона он спросил:
— Ты чего разинул рот, словно злобный бегемот?
Ну а Гаррисон в ответ:
— Не скажу тебе я, нет!
Тут Бурах рассвирипел и нам песенку пропел. Скальпель острый свой схватил и Гаррисона пронзил. Но не умер Гаррисон: он же был простой масон! Живо Гаррисон икнул и Бураха в морду пнул. На Бураха страх напал — взял он вдруг и убежал. Ну а Гаррисон за ним — вот что значит русский дым!
Прослушав песню менестреля, Гаррисон перерубил ему сапёрной лопаткой лютню.
-И пошёл-ка ты отсюда, а иначе драться буду! Тьфу ты, опять рифмую… — выругался Гаррисон.
К несчастью, именно фраза «Тьфу ты, опять рифмую» была активатором рун, наложенных на дирижабль «Винни-Пух» Иллюминатами. Как известно, магические руны, наложенные Иллюминатами, тут же превращают дирижабли в сквады залп-проэкторов. Поэтому «Винни-Пух» тут же превратился в фиолетовый ластик и прыгнул Гаррисону в рот. В этот же момент из-под земли выросли (славный, славный чернозём!) Иллюминаты. Они представляли собой иллюминаторы на ножках, поэтому Гаррисона тут же охватил Священный Ужас. Но герой не растерялся, сделал подсечку и заломал Священному Ужасу руку.
— Мх’аццкий сОтана Табакки (в простонародии — фиолетовый ластик) — главная реликвия Иллюминатов. Поэтому мы тебя особо жестоко убьём — сказали по телевизору.
А Иллюминаты взяли Гаррисона под руки и куда-то повели.
— Это не я! Меня подставили! Это всё ластик! — исступлённо кричал Гаррисон.
И лишь Фиолетовый Ластик, зловеще хохоча в животе Гаррисона, знал смысл всего происходящего.
Но тут Иллюминатам встретился Кзуе Ротх. И спросил он:
— Куда пойдёт Евро?
— На восток. — Отвечали ему Иллюминати.
— Спасибо. — сказал Кзуе Ротх и пошёл на запад.
Но тут, неясно нам, зачем, вылез Рейнгольд и сказал: «Я тебя съем!». Иллюминати испугались и с Гаррисоном попрощались. А Гаррисон был не дурак, Рейнгольду сунул в нос табак. Рейнгольд тотчас же зачихал и есть хотеть он перестал — тут Гаррисон и дёру дал.
Пелена сна спала с Гаррисона и, ощутив сквозняк, он проснулся.
— Так весь этот бред мне приснился? — промямлил Гаррисон, поднимаясь с постели и стряхивая с себя остатки сна. Остатки с неприятным чмокающим звуком падали на пол. Гаррисон подошёл к окну и открыл занавеску: за окном был Лондон девятнадцатого столетия.
— Шу, шу поганый! — закричал Гаррисон и Лондон, поспешно схватив пожитки, убежал.
Какой странный сон! — подумал Гаррисон, а вслух ничего не сказал, потому что не был лунатиком и сам с собой не разговаривал.
Первым делом Гаррисон пошёл на кухню, чтобы съесть свой традиционный завтрак — запечёного ягнёнка, седло барашка, мозг обезьяны, пару слоновьих ног и мюсли. Внезапно Гаррисон обо что-то не споткнулся и не упал, потому что обладал потрясающей реакцией. На полу лежало тело огромного Лягуха с перерубленным горлом. Что-то капнуло на макушку Гаррисона. Он поднял глаза, выпавшие было от удивления при виде трупа лягуха, и посмотрел на потолок, на котором алела надпись, сделанная кровью: «Людвиг фон Людвиг-фон-Людвиг».
Это имя ничего не говорило Гаррисону. Тогда Гаррисон достал паяльник и начал пытать имя, но оно крикнуло: «Коммунисты своих не сдают!» и испустило дух. Гаррисон открыл вытяжку, чтобы выветрить дух имени, но в этот момент дверь в его квартиру выломали. На пороге появились сиамские близнецы в полицейской форме и, направив на Гаррисона пистолеты, прокричали: «Гаррисон, вы арестованы по обвинению в убийстве Лягуха Кермита!». За дверью, на лестничной площадке стоял Лондон девятнадцатого столетия и хихикал.
Липкий пот покрыл спину Гаррисона тёплым пледом. Герой нервно шарил руками в карманах, но своего верного Desert Eagle нащупать так и не смог — карманы забивал всякий хлам вроде шестиствольных ракетниц, плазменных солнцемётов и убийц сиамских близнецов-полицейских. Гаррисон тщательно продумывал возможные планы своего бегства. Самым простым и изящным из них было сплести из собственных волос гипноизлучатель, поработить с его помощью весь мир, сослать всех сиамских близнецов в концлагеря и выпрыгнуть из окна квартиры через форточку. Однако при ближайшем рассмотрении в этом плане обнаруживалось слабое звено — в квартире Гаррисона не было форточек. Поэтому герою оставалось только сдаться.
— Сдаюсь! — Крикнул в сердцах, через бинокль обозревая поле боя, герой Гражданской Войны барон Врунгель.
А Гаррисон тем временем придумал-таки, как избавиться от навязчивых полицейских.
— Простите, — обратился к ним герой, хитро прищурив уши, — а что будет, если мы предположим, что предположено предположенное предположенными предположившими предполагателями предположение предположительно предположено предполагает предположение предположенного предположения?
От столь навороченной фразы коллективный мозг близнецов сошёлся в судорогах, и полицейские дружно грохнулись в кому. Не теряя ни минуты, герой захлопнул над ними крышку комы и для надёжности запер её на замок французского дворянина тринадцатого века с ажурным донжоном и осадным абажуром.
— Позвольте! — Возмутился внезапно появившийся за спиной Гаррисона французский дворянин Тринадцатый Век, — а кто разрешил вам красть мой замок? Вашу шпагу, мсье! — Произнёс он гневно.
Гаррисон свято чтил законы дуэли, поэтому крикнул: «У вас шнурок развязался, мсье!» и, когда Тринадцатый Век нагнулся, выхватил из нагрудного кармана сапёрную лопатку и перерубил противнику хребет. Дворянин беспомощным грузом рухнул на пол, герой схватил его за шиворот и размозжил голову дверцей холодильника.
— Туше! — воскликнул Гаррисон.
Теперь перед Гаррисоном стояла лишь одна проблема — он всё ещё не знал, кто такой Людвиг фон Людвиг-фон-Людвиг. Тогда герой толкнул проблему и она упала. По правде сказать, Гаррисону было вовсе не интересно узнавать личность Людвига, поэтому он хотел сесть завтракать, но в квартире всё ещё пахло духом имени, посему Гаррисон решил купить форточку и направился в магазин «Форточки Бураха». Однако стоило (49 рублей и 99 копеек) герою выйти из подъезда, как его окружили активисты Военизированной Революционной Армии Гринписа.
— Гаррисон, вы обвиняетесь в убийстве последнего на планете лягуха из подвида Кермитов! — не заявили бойцы Гринписа, потому что во ВРАГ принимали только глухонемых и принялись палить в Гаррисона бурундуками.
— Ха, глупцы, думаете, что бурундуки могут повредить мне?! — прокричал Гаррисон и, скорчившись от боли, замолил о пощаде.
А в это время в квартире Гаррисона труп Лягуха Кермита поднялся на ноги и снял маску, под которой оказался ни кто иной, как Лягух Кермит.
Истекая сроком полномочий под градом бурундуков, Гаррисон размышлял, как бы ему избавиться от этих гнусных налётчиков. Мысленно отвергнув редактирование предыдущего поста с целью удаления оттуда сцены нападения немых, герой решил воздействовать на чувства бойцов ВРАГа. Распрямившись, он грозно ткнул перстом (предоставлены магазином «Персты Бураха») в грудь одного из нападавших, и укоризненно произнёс:
— Друг мой! Зачем нам всё это? Если я не остановлю насилие и ты не остановишь насилие, мы оба не остановим насилие! Кто же тогда остановит насилие? Не мы! Так остановим же насилие! — Грозно закончил Гаррисон и вышвырнул ставший ненужным перст в ближайший биореактор. Прозревшие бойцы ВРАГа немедленно облобызали ботинки Гаррисона и выкинули ставшие ненужными тросточки и чёрные очки. Объединившись, новая команда спасителей мира дружно отправилась останавливать насилие, которое как раз переходило дорогу в неположенном месте.
— Ха-ха-ха! Никто меня не остановит, глупцы! — Маниакально хохотало Насилие. А через секунду его сбила проезжавшая мимо швейная машина. Не в силах оставить без внимания столь вопиющее злодеяние, друзья погнались за машиной, но через несколько шагов бывшие бойцы ВРАГа упали на землю и умерли в жутких муках.
— Для таких случаев я всегда использую отравленный гуталин. — Злорадно хмыкнул Гаррисон. — Отравленный гуталин «Волтосаров» — самый отравленный гуталин в мире! Наш адрес не дом и не улица, наш контактный телефон украли медвежатники. — Мысленно наградив вороватых членов партии «Единая Россия» парой нелицеприятных эпитетов, герой принялся грузить трупы павших соратников в биореактор. Надо же как-то снабжать страну электричеством.
…А тем временем в квартире героя Лягух Кермит снял маску. Под ней оказался Гаррисон. На улице Лягух Кермит под маской Гаррисона с мерзкой ухмылочкой грузил трупы немых в биореактор.
— Теперь ничто не остановит мой дьявольский замысел! — подумал Лягух Кермит, а вслух сказал: «Теперь ничто не остановит мой дьявольский замысел!», потому что, в отличие от Гаррисона, был сумасшедшим психопатом и любил разговаривать сам с собой. С этими словами Лягух Кермит переоделся (прямо на улице, потому что, помимо того, что он был сумасшедшим психопатом, он был ещё и эксгибиционистом) в костюм Людвига фон Людвига-фон-Людвига, приобретённый в магазине «Костюмы Людвига фон Людвига-фон-Людвига Бураха», поймал машину, разделал её, поджарил на костре и съел. В это время к ногам Кермита упал трап дирижабля, а на самого Лягуха — холодильник. Злодей залез в холодильник и, поднимаемый гигантским магнитом дирижабля Винни-Пух, взмыл в воздух.
Тем временем Гаррисон очухивался в своей квартире. Первым делом он заменил перерубленную сапёрной лопаткой шею на запасную из аптечки. Затем бросил труп Тринадцатого Века в мусорную корзину, потому что был положительным героем и любил чистоту. Тут Гаррисон наткнулся на кому, запертую на замок французского дворянина и из любопытства отворил её. Из комы выбрались близнецы-полицейские, но Гаррисон тихонько засел в любопытстве и они ушли.
Картина недавних событий всплыла перед Гаррисон — его квартиру снова затопили соседи сверху. Придирчивым взглядом оценив картину, Гаррисон отодрал взгляд и швырнул её в форточку, поскольку ненавидел импрессионизм. Герой уже направлялся на кухню, чтобы приготовить себе поздний завтрак, как вдруг вспомнил, что в его квартире не было форточек. Напрашивался очевидный вывод: герой находился не у себя в квартире. Словно подтверждая эту догадку, квартира Гаррисона сняла маску. Под ней оказалась тюрьма особо жуткого режима для величайших подонков семи морей. Прогнав наглого вывода, герой напряг своё воображение и начал соображать, как же ему выбраться отсюда. Впрочем, от невероятного напряжения воображение вскоре лопнуло, и пришлось прикручивать запасное.
Через три часа непрерывных размышлений план Гаррисона по поводу побега полностью оформился. Насыпав в цветочный горшок земли, герой посадил туда семя и полил его азотными удобрениями. Вскоре сквозь землю пробился молодой побег дуба. Вполне удовлетворившись результатом, Гаррисон сапёрной лопаткой вырыл в паркете подкоп и выбрался на свободу. Теперь герою оставалось только одно наследство — от дядюшки Морри, гнусного старикана, крупнейшего магната банных веников и прочего инвентаря для модераторов. Одев свой парадный котелок, вилку и пару безукоризненных чеснокодавилок, Гаррисон отправился к нотариусу за наследством. Вежливо постучавшись в дверь, герой зашёл в здание нотариальной конторы и сел напротив нотариуса.
— Ваше имя? — Буркнул нотариус, отдалённо напоминавший Лягуха Кермита.
— Гаррисон, герой.
— Состоите в партии бракованных шурупов?
— Действительный член её Президиума. Но не я.
— Ху из мистер Путин?
— Аминь.
— Ви таки антисемит?
— Нет, я очень люблю семена.
— Отлично… — Буркнул нотариус, записывая что-то в записнике. — Пачём рыба? — продолжал он задавать вопросы.
— Парублю! — воскликнул Гаррисон, схватил ледоруб и раскроил череп вошедшему в кабинет Троцкому в мини-юбке.
— Это была моя секретарша! Я отомщу тебе, гад! — взъярился нотариус и отомстил гаду.
— Это был мой гад! Защищайтесь! — заявил Гаррисон и убежал.
Теперь у Гаррисона оставался только один выход. Поэтому он обратился в строительную фирму, оформил перепланировку и сделал себе ещё два выхода, чёрный ход и кресло-катапульту. В это время герою принесли повестку в суд царя Соломона Богданова. Гаррисон всегда соблюдал указания закона, поэтому в суд не пошёл. А катапультировался.
— Гаррисон, вы обвиняетесь в убийстве секретаря и отца трёх интернационалов! — сказал бы Соломон Богданов, если бы не был настолько мудр, что не нуждался в судебных процедурах.
Вместо этого Богданов сразу разрубил нотариуса на две равные половины, одну из которых отдал Гаррисону, а другую велел отослать в детский дом.
— Дело закрыто. — сказал Соломон и закрыл сеть парфюмерных магазинов «Арбат-Престиж Бураха».
Репутация Гаррисона была очищена (перед судом он сдал её в химчистку), а судимость погашена (пожарные сработали оперативно), поэтому герой решил устроиться на работу в Мировое Правительство и послал своё резюме. Резюме не привыкло к тому, что его так по-хамски посылают и ушло от героя.
…А в это время, Лягух Кермит, слегка похожий на нотариуса в маске Гаррисона, слегка похожего на Лягуха кермита, слегка похожего на Олега Лугового, ужинал с Александром Литвиненко.
— Александр, вам сколько ложек полония в кофе?
— Двадцать семь! — пожадничал Литвиненко и умер.
Тем временем резюме Гаррисона коротало часы в пробке на пыльной улице. Вскоре пробку выдернули штопором, и резюме едва успело в последний момент выпрыгнуть из неё. Оно бросило взгляд на укороченные часы. Они показывали пять часов дня, но резюме знало, что они сильно спешат, и потому отпустило их по делам. Внезапно из-за угла показалась какая-то фигура. Да, это был треугольник. А в следующую секунду из-за треугольника выступил Москвовский симфонический оркестр. Как только оркестр доиграл "Прелюдию к «Трави Бобров», дирижёр повернулся к резюме лицом, и оно с ужасом осознало, что на самом деле это был дирижёр.
— Я отомщу вам за мою попранную жизнь! — Крикнул мститель и отомстил им. А Гаррисон тем временем отправился на поиски бежавшего резюме. «Куда я направился бы, будь я резюме?» — написано в этом сообщении, а к приключениям Гаррисона эта фраза не имеет вообще никакого отношения. Пытаясь выследить резюме по запаху, герой втянул воздух своими мощными ноздрями, но вскоре человечество стало задыхаться, и Гаррисон выдохнул часть воздуха обратно. Итак, стало совершенно ясно, где искать беглое резюме, но, увы не нашему герою. Поэтому Гаррисон решил в очередной раз обратиться за помощью к своему старому другу, мэру города Оборвана Олафу Гарху, благо его поместье находилось неподалёку. Выпив чаю с сушками в своём поместье, герой собрался наконец навестить Гарха. Пройдя пару кварталов и две недели до дома Олафа, Гаррисон постучался и вошёл внутрь. Колония людей-кактусов была последним, что герой не увидел в своей жизни. Последним, что он увидел, был ручной кроксигор мэра, откусивший ему голову. С презрением выплюнув голову мэра, кроксигор отхватил голову Гаррисона. А через несколько минут упал и умер в жутких муках.
— Для таких случаев я всегда использую отравленную голову. Отравленные головы «Волтосаров» — самые отравленные головы в мире! — Не сказал Гаррисон, поскольку его рот находился в съеденной голове.
Так бы Гаррисон и умер, если бы он умер не так, а от внезапного приступа цирроза носа. К счастью, мимо проходил колдун Вуду и не воскресил Гаррисона. За воскрешение героя взялся великий некромант Андрей, но Гаррисон не любил, когда кто-то хватается за его воскрешение и прогнал некроманта. Тогда героя оживил сантехник Николай Романов, демиург-любитель.
— За это ты обязан служить мне до самой моей смерти, Гаррисон! А я, ха-ха, бессмертен! — громогласно заявил Романов и умер.
Метод дедукции подсказывал Гаррисону, что путь героя лежит в логово Лягуха Кермита. Но Гаррисон прогнал назойливый метод дедукции и напал на след Лягуха самостоятельно. След Лягуха оказался крепким орешком и побил Гаррисона за такое наглое нападение. Тогда герой самоуничтожился вместе со Следом.
Не имея другого выбора, Гаррисон направился в магазин «Другой Выбор Бураха» и приобрёл там выбор. Герой доверился судьбе, которая рано или поздно должна была вывести его к логову Кермита.
Достигнув логова через три квазиллиарда лет, Гаррисон осознал, что натёр мозоль и отправился к доктору. — О, да у вас рак! — диагностировал врач, совершенно не похожий на Лягуха Кермита и отцепил от пальца Гаррисона рака. Тогда рак сорвал маску, под которой скрывался Лягух.
— Это наша последняя битва, Гаррисон! — крикнул Кермит, выхватывая из-за пазухи авианосец ВМС США. А затем уплыл на авианосце с угрозой: «Мы ещё встретимся, Гаррисон!», потому что он был не только эксгибиционист, но и непоследовательный человек.
С укоризной посмотрев вслед уплывающему авианосцу (вместо носа у него была авиация), Гаррисон похлопал укоризну по плечу, попрощался с ней и возобновил поиски пропавшего резюме. Резюме пропало сравнительно давно, поэтому его без труда можно было найти по характерной вони. К несчастью, Гаррисон взял с собой труда. В безуспешных поисках резюме Гаррисон и труд провели целых три дня окольными тропами через джунгли. Проходя через джунгли, труд задержался и сделал несколько обезьян людьми. Обернувшись, герой увидел, какой ерундой занят труд, вытащил из труда ерунду и оставил в нём только самое необходимое: Великую Китайскую Стену. К несчастью, монгольские налётчики сумели обойти и её. Ночью они коварно напали на наших героев, утащили весь провиант и уехали к утру, не потревожив сон Гаррисона и труда. А пока монгольские налётчики у утра в гостях ели краденный провиант, Гаррисон проснулся, обнаружил кражу провизии и решил наловить рыбы. Вместе с трудом они вытащили рыбку из пруда. Но вот незадача, а уравнение: рыбка откусила труду ноги и уплыла в неизвестном направлении. Поэтому герою пришлось тащить труда на своих плечах. Да, это был нелёгкий труд. Но герой не мог бросить труда, ведь это был его друг. Поэтому герой расчленил труда, не снимая его с плеч, и потащил дальше его труп.
А резюме тем временем решило воспользоваться удачным моментом и захватить мировое господство. Посредством этого отличного клея оно приклеило себе бороду, усы и золотой зуб, чтобы сохранить инкогнито, и пошло в магазин «Средства по захвату мира Бураха» покупать себе дезодорант: резюме успело вспотеть за прошедшее время. Но, несмотря на все его старания, по пути в магазин инкогнито выпрыгнуло из авоськи резюме и уехало в Ботсвану на канатной дороге вместе с Мицголом. Разумеется, без инкогнито даже и думать было нечего о захвате мира. Поэтому резюме решило захватить мир бездумно.
А Гаррисон терпеливо тащил труда по джунглям и это не могло не сказаться на его здоровье. Когда это сказалось на его здоровье, Гаррисон подивился своему говорящему здоровью, но в этот момент терпение и труд перетёрли герою хребет. Гаррисон поспешил в магазин «Хребет Бураха», но не успел до него дойти, как бесхребетность дала о себе знать и Гаррисон женился. Но на пути из ЗАГС’а, герой и его жена встретили лохотронщиков, которые их развели.
Теперь ничто не мешало разведённому Гаррисону продолжить поиски резюме, но герой на всякий случай всё же связал ничто, чтоб оно не вздумало мешать ему и впредь. По оперативным каналам Венеции Гаррисону сообщили, что резюме скрывается в тени. Герой обернулся на свою тень и обнаружил там резюме. Но это было вовсе не резюме Гаррисона, а резюме Лягуха Кермита, дипломированного фантомаса. Оно дало Гаррисону зуботычину и убежало. Герой решительно не знал, что ему делать с зуботычиной, поэтому сделал с ней бутерброд и съел. И, отравившись, умер. Похоронив бедного И, Гаррисон решил отомстить белому киту.
В это же время резюме Гаррисона забыло захватить мировое господство, оставив его дома в кармане пальто. Возвращаться домой было плохой приметой, поэтому резюме решило пока что подчинить себе Балтфлот и начало проводить лёгкий ремонт кораблей.
Ремонт был действительно лёгким, легче воздуха, и потому улетел в небо. По пути его задержали и стали обыскивать эстонские пограничники, но ремонт был лёгким — не содержал никотина — и потому его отпустили. Ударившись о небо, ремонт выругался и вылетел изо рта через щель между зубами. А пока он думал, куда бы ещё ему слетать, сзади к нему подкралось резюме, оглушило и посадило в мешок. Три дня оно поливало и удобряло мешок, пока из него не вырос уровень продаж отравленных канареек «Волтосаров» на три процента. Подсчитав доходы от продаж, резюме пришло к закономерному выводу, но вывод прогнал его в шею. Отсидевшесь в шее, резюме осознало, что жизнь — скверная штука и пошло проведать её в сквер. Однако сквер охранялся фельдкуратами и зиккуратами, которые молниеносно напали на резюме, но уронили молнии, которые несли, и их убило током.
А Гаррисон тем временем страшно мстил белому киту: прямо у него на глазах он танцевал джигу. Кит мучался, пытался закрыть изувеченные ботинками героя глаза, но так и не предал честь офицера и царя-батюшку. Уставший Гаррисон решил пощадить кита-добровольца и убрался с глаз его долой. Завершив уборку, герой полотенцем вытер пот от покрывшей его пыли и вернулся к поискам резюме. Поиски не принесли ничего нового, только старые, замызганные лапти.
— Хм! Возможно, всё дело в этих лаптях? — Сказал Гаррисон, но Хм ему не ответил. Решив лично проверить свою догадку, герой запустил в один из лаптей свою руку. Когда рука нагулялась, герой прилепил её на место крушения самолёта и тщательно обшарил лапти. Внутри них действительно оказалось дело на Лягуха Кермита.
— Вот она — цель моей жизни! — Воскликнул Гаррисон. И действительно, не успел он открыть дело, как тут же из сквера с бешеными глазами выбежала его жизнь, тянувшая свои руки к делу. За жизнью и глазами на телескопическом слоноверблюде скакало резюме…
Гаррисону сразу показалась знакомой физиономия Резюме: перекошенные черты лица, обожжённая кислотой кожа лица, свежее мятное дыхание — всё выдавало в Резюме сводного брата Гаррисона — его заклятого врага, более известного как доктор Грегори «Хаус» Бурах, владельца огромной медийной империи и контрольного пакета акций Норильского Никеля. Гаррисону ничего не оставалось, как проверить мелочь в кармане, однако доподлинно известно что в кармане Гаррисона находятся купюры с достоинством не меньше в сто долларов, и именно поэтому герой впал в депрессию. На ходу проведя психотерапию Герою, Гаррисон решительно направился в сторону Бураха для последнего в его жизни поединка.
Сошлись два колосса отечественной сельхозпромышленности — как Евгений и Онегин, как ЛеЧак и Гайбраш, как Суверенная и Демократия. Не долго думая, Бурах переехал Гаррисона на слоноверблюде (слоноверблюд со встроенным асфальтоукладчиком предоставлен магазином «Слоноверблюды и аксессуары Бураха»), ввиду чего Гаррисон умер от растяжения мышц. Однако. Жнец Смерти в это время был занят просмотром низкобюджетной порнографии и ничего не заметил, и поэтому герой как ни в чём не бывало бросился с двумя Десертными Орлами (предоставлены магазином «Экзотические Десерты Бураха» на коварного врача-убийцу, а Гаррисон и Бурах, выпив на брудершафт, мирно разошлись.
Гаррисона смутило только одно — а поскольку наш герой привык реагировать на раздражители однозначно — он метнул в раздражитель нож. Раздражитель истошно закричал от боли, но из последних сил сказал Гаррисону «Сними -Кха-кха- маску!». Гаррисон снял маску раздражителя — под ней оказался Китобой-Измаил. Теперь мир стоял на грани экологической катастрофы вызванной неконтролируемым размножением белых китов в Австралии, от чего мир мог спасти только Гаррисон и его лучшее изобретение — полишинель! Тут Гаррисон ударился в воспоминания о создании полишинели, которые от удара потеряли сознание.
…Маленький Гаррисон сидел на коленях своего деда. Вообще-то Жеглов, дед Гаррисона, пропал в Воронежском Тетраэдре много лет назад, но колени он оставил внуку. Гаррисон ковырял в носу (который ему также оставил дед) и напевал детскую песенку про томительную сладость саморазрушения сексом, наркотиками и пирогами с черникой. Гаррисон по малолетству не знал, что Нос Жеглова — древний могущественный артефакт, с помощью которого нельзя было захватить власть над миром, потому что это был эгоистичный артефакт, который никому никогда не помогал. Тут Гаррисон услышал голос мамы, звавший его обедать: «Аынх’т фхтаг’нг ,Гаррисон!» — мама героя была рыболюдом. Мальчик побежал обедать, но Гаррисон догнал его и побил — нечего всяким чужим мальчикам обедать у него дома. Забывшись, герой уронил Нос Жеглова на землю. Возможно, это было простым совпадением или же промыслом богов, но в Нос заползла обыкновенная лягушка. Через мгновенье из ноздрей повалил фиолетовый дым и из носа вылез Борис Моисеев. А ещё через мгновенье за его спиной возник Лягух Кермит, оглушил Бориса шумовкой, снял с его лица кожу и сделал из неё маску. Так на свет появился древнейший враг Гаррисона — рыбный борщ, которым накормила его мать.
…Воспоминания Гаррисона о создании полишинели очухались от удара и прогнали хамоватые воспоминания героя о дестве. Впервые идея создания полишинели пришла в голову Гаррисона во вторник на прошлой неделе, но тогда в голове героя никого не оказалось, поэтому идея зашла в четверг. Мощь полишинели заключалась в том, что одну полишинель могла одновременно надеть целая армия. Таким образом, экономились огромные средства на обмундировании.
— Настало время воспользоваться изобретением! — решил Гаррисон и начал одевать в полишинель армию говорящих футболистов.
Спустя несколько дней могучая армия говорящих футболистов собралась под его стягами из конутруктора «Лего». Грустно посмотрев под его стяги, Гаррисон перевёл взгляд на свою, крошечную армию. Но делать было нечего, и потому Гаррисон ничего не делал. Но через некоторое время это ему надоело, и герой накинул на плечи своей армии полишинель, залез на трибуну и произнёс перед говорящими футболистами свою ставшую легендарной речь:
— go kil whalez ^___^11111oneone!
Армия захлёбывалась в овациях, но, к счастью, Гаррисон вовремя вытащил её из оваций и сделал ей искусственное дыхание из простой пластиковой бутылки. Армия во главе с героем бодро зашагала к Австралии, полишинель развевалась за её плечами. Но, увы, Гаррисон допустил страшную ошибку: он забыл про секрет полишинели. Едкий мускусный секрет вскоре начал выделяться из пор в её коже. Выделившись, он спел песню «Моя любовь на пятом этаже» и убежал. На беду, звуки песни привлекли банду зомби. Однако, беда вскоре согнала зомби с себя, и те решили напасть на Гаррисона. Главарь банды гневно выкрикнул:
— Мозги мозги! Мозги мозги мозги мозги? Мозги! — что в переводе с языка зомби означало:
— Мозги мозги! Мозги мозги мозги мозги? Мозги!
Но Гаррисон моментально нашёл выход из положения: сделал аборт. К несчастью, за это его возненавидели фанатичные попы, и, гневно хлопая ягодицами, поехали жечь его на костре. Доехав до героя, попы слезли с костра, потому что костёр часто стирали с хлоркой. Хлорка хотела было отвертеться от обвинения, но его ей никто не предъявлял. А Гаррисон тем временем решил натравить на зомби свою армию.
— Попка дуррак! — С этим боевым кличем говорящие футболисты атаковали зомби на правом фланге и отобрали у них мяч. Говорящий Роналдинью дал пас одному из зомби, и зомби тут же попытался его съесть.
— Ну нет, тут уж я пас. — Сказал пас. А затем пронаблюдал, как зомби ест говорящего Роналдинью. Всего через несколько минут зомби упал и умер в жутких мучениях.
— Для таких случаев я всегда использую отравленных говорящих Роналдинью «Волтосаров». Отравленные говорящие Роналдинью «Волтосаров» — самые отравленные говорящие Роналдинью в мире! — Гордо произнёс Гаррисон.

Ссылки Править



---
Материал из Абсурдопедии (http://absurdopedia.wikia.com ).

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики