ФЭНДОМ


Abteca emblem
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Глава 1. Введение Править

The death

Смерть собственной персоной

Беременным, детям до 16, а также беременным детям до 16 читать данный рассказ категорически разрешено! Диванные политологи, хомячки Навального, программисты, усатые параноики, а особенно лица, подпадающие под всё вышеперечисленное — лесом!

Однажды пара сверхъестественных существ, пожелавших остаться неизвестными, зачала ребёнка. Во время родов мать скончалась из-за маленькой косы, которую плод держал с тех пор, как у него сформировались пальцы.

Глава 2. Новорождённая Смерть Править

Смерть родилась уже одетой во всё чёрное. Коса соответствовала её росту — 55 сантиметров. Странно, но по первичным половым признакам Смерть была скорее мальчиком, чем девочкой.

Акушерка в роддоме взяла малютку-Смерть на руки. Та заметила, что взявшая её женщина уже достаточно пожилая, но координация движений Смерти пока оставляла желать лучшего. Взмах косой — и молоденькая санитарка рухнула замертво.

Глава 3. Рост и развитие Править

Впрочем, маленькая Смерть была далеко не беспомощной. Вырвавшись из рук акушерки, она сначала поползла, а через пять секунд, научившись ходить, побежала и скоро покинула роддом.

Смерти сразу пришлось по нраву отправлять людей на тот свет, но делала она это неосознанно, из-за чего бедные патологоанатомы ломали головы над трупами без видимых повреждений или патологии. С каждым новым убийством Смерть постепенно росла и умнела. Вместе с ней росла и коса.

Глава 4. Шестое чувство Править

Скоро она поняла, что своим рождением обязана предыдущей Смерти, по неведомой причине сложившей свои полномочия именно в момент появления новой Смерти на свет. По этому поводу она убила наркомана с двадцатилетним стажем. Это было её первое правомерное убийство.

Со временем Смерть научилась чувствовать людей, которых нужно отправлять на тот свет. Никакой закономерности между ними не было — даже возраст и состояние здоровья не имели решающего значения. Были, конечно, тривиальные случаи вроде огнестрельных ранений в сердце, но таких было очень и очень мало.

Глава 5. Хронология Править

Каждую секунду, если не чаще, кому-то в мире суждено умереть. Люди должны были умирать и в будни, и на выходных, и даже в праздничные дни. Для Смерти время шло куда медленнее, но всё равно работы было невпроворот.

Для Смерти время течёт совсем не так, как для людей, и дело не только в скорости. Она легко может переместиться во времени как вперёд, так и назад, но лишь в пределах нескольких столетий.

То же касается и глав — они ведь были написаны отнюдь не по порядку. И вообще, Смерть очень не любит, когда составляют её биографию, и старается «убить» каждую главу как можно скорей. Очевидно, ей это удаётся. Люди с плохим зрением даже благодарны Смерти за вынужденное визуальное увеличение глав.

Глава 6. Криолаборатория Править

Бывали и такие случаи на работе, над которыми нужно было хорошенько пораскинуть мозгами. Нет, люди с пораскиданными мозгами как раз трудности для Смерти не представляли, речь о другом.

Следующим по списку стоял Филип Дж. Фрай. Смерть ещё с его рождения знала дату предполагаемой кончины разносчика пиццы. Каково же было её удивление, когда Смерть застала Фрая замороженным на тысячу лет в криолаборатории в косонепробиваемой криогенной камере! Сомневаясь, что доживёт до его разморозки, она записала на клочке бумаги дату смерти плюс тысяча лет и для надёжности поместила его в соседнюю камеру в расчёте на то, что будущая исполняющая обязанности Смерти найдёт записку и не даст Фраю пережить даже профессора Фарнсворта.

Глава 7. Флора и фауна Править

Работа Смерти не ограничивалась умерщвлением людей, но едва ли читателю это интересно. Человеку есть дело разве что до домашних животных, но уж никак не до насекомых, растений и тем более микробов. К тому же, их душа ничтожна по сравнению с человеческой, но кто-то же должен лишать их жизни.

Отсюда следует, что коса Смерти — самая острая на свете. Остриё лезвия должно быть толщиной в атом, чтобы поразить мельчайший вирус.

Короче, в руках Смерти всё живое на земле.

Глава 8. Куда косой не достать Править

Если положить яйцо в углу комнаты, то сковородкой (не ручкой!) до него не достанешь. А вот косой — запросто. В общем, речь не о том.

Редкая птица перелетела Днепр и присела на косу отдохнуть как раз перед положенной смертью.

— Птица Говорун отличается умом и сообразительностью, — пропела она. Как Смерть ни трясла своим орудием убийства, так и не смогла сбросить Говоруна. А второй косы у неё не было.

Глава 9. Тетрадь Смерти Править

В ходе работы Смерть регулярно вносила данные о будущих жертвах в специальную тетрадь, чтобы не забыть. Однажды в Японии она забыла саму тетрадь, чем не преминул воспользоваться некий школьник-отаку. Он быстро вписал туда имена гнобивших его одноклассников и строгих учителей, и Смерть не могла не подчиниться записям в своей же тетради. К счастью, школьник был глупым и безрассудным, поэтому «для прикола» он попробовал вписать и себя. Смерть быстро этим воспользовалась и забрала утерянное.

Надо отметить, что Смерть невидима, неслышима, неосязаема, неунюхиваема и даже не имеет вкуса для всех живых. Только непосредственно перед уходом из жизни органы чувств способны её обнаружить (тот роддом — исключение, о котором читателям лучше позабыть). Кроме того, Смерть не имеет права подходить к живым и каким-либо образом давать знать о своём присутствии. Вот почему она так долго не могла вернуть себе тетрадь.

Глава 10. Ещё одна трудность Править

Для Смерти нет ничего невозможного, но умерщвлять животных, которых хищники заглатывают заживо, всё же чертовски неудобно. Приходится убивать их через пищевод хищника, да так, чтобы он ничего не заметил. Впрочем, доступ мог быть и ректальным, всё зависело от настроения Смерти.

Такой хищник, как волк, едва ли способен проглотить человека целиком. Разве что если сильно проголодается. Но одному волку удалось проглотить аж двоих: Красную Шапочку и её бабушку. Смерть немного выпила в тот день и, засунув косу волку в желудок, нечаянно вспорола ему живот изнутри, так и не убив проглоченных жертв.

История с Красной Шапочкой ничему не научила Смерть, ибо та была уже взрослой и необучаемой. Некоторое время спустя, когда другой волк съел шестерых козлят из семи, она повторила точно такую же ошибку.

Глава 11. Гадкий утёнок Править

В птичьем дворе царила своя иерархия, и безобразный утёнок занимал позорный ранг омеги. Как-то раз альфа-индюк так клюнул беднягу, что за ним явилась Смерть. Глянув на гадкого утёнка, она поморщилась от отвращения и ушла.

— Даже Смерть не захотела взять меня — такой я безобразный! — заплакал он.

Но вот гадкий утёнок вырос и ВНЕЗАПНО стал прекрасным лебедем. У него сразу появилось желание жить и радоваться жизни. Узнав о чудесном превращении «утёнка», Смерть вернулась к лебедю и убила его без всякого отвращения за клевок индюка задним числом.

Глава 12. Изобретательность Править

Смерть была не только работящей, но и изобретательной. Для повышения производительности она придумала автоматическую косу с таймером (АКТ), совершавшую акт убийства без её участия. Такие косы подключались главным образом к кардиографам, которые запускали таймер на 5 минут при остановке сердца, давая шанс реаниматологам. Первое же сердцебиение до истечения срока отключало АКТ, и при следующей остановке таймер отсчитывал 5 минут заново.

Смерть также умела совмещать приятное с полезным. Например, иногда она устраивала игры с какой-нибудь компанией, о чём предупреждала одного из них. Как бы ни складывалась игра, рано или поздно Смерть всё равно одерживала победу.

Если же она питала к компании не самые тёплые чувства, то игра несколько видоизменялась из «Пункта назначения» в «Пилу».

Глава 13. Заработная плата Править

У Смерти, как известно, не было естественных потребностей, и в деньгах она не нуждалась. Но за её нелёгкий труд Смерти причиталась зарплата: 0,1 % душ от всех жертв, которые ей были нужны, как зайцу стоп-сигнал. Отказаться от зарплаты она не могла, вот и отправляла душу каждого тысячного убитого на четырёхмерную свалку, где они медленно разлагались, освобождая место для новых жертв.

Казалось бы, зачем нужна Смерть с косой, когда вполне можно умереть и без неё? Оказалось, что нужна, когда она слегла с температурой 24,7°С. После похорон якобы мёртвые люди превратились в зомби и массово повылазили из могил. А та самая одна десятая процента душ в качестве заработной платы обернулась многочисленными привидениями.

Глава 14. 10 декабря 2009 года Править

Этот день Смерть запомнит надолго. Напомним читателям, что «Смерть» хоть и женского рода, но она скорее мужчина, чем женщина. В общем, что-то пошло не так, и её окружила толпа нимфоманок. Едва отбившись от них и убив половину, Смерть спряталась в месте, недосягаемом для толпы — мужском туалете.

Это произошло в Иваново, так что, может, дело даже и не в дате…

Глава 15. Измы Править

Смерть по своей природе — лютая расистка, хотя и сама «чёрная». Это по её вине негры в бедных странах Африки живут куда меньше европейцев и азиатов. Но расизм — не самое худшее её качество. Самое худшее — это необъяснимая стеснительность перед гражданами США. Свобода и демократия жутко смущают Смерть, и она не смеет убивать афроамериканцев раньше белых.

Смерть не только расистка, но и сексистка. Несмотря на первичные половые признаки, Смерть относит себя к женскому полу и убивает мужчин значительно раньше, чем женщин.

Коль уж речь зашла об «измах», упомянем ещё один: прозаизм. Да-да, Смерть не любила поэтов, особенно линейных (квадратных и кубических она ещё терпела, ибо их гениальность признавал далеко не каждый). Она то и дело подстраивала дуэли, в которых поэты вроде Пушкина и Лермонтова неизбежно погибали, или насылала на них тяжёлые болезни и депрессию, но прозаиков вроде Льва Толстого щадила.

Глава 16. Не жердь и не твердь Править

Смерть не любила поэтов не в последнюю очередь потому, что сама не умела сочинять стихи. Даже рифму к слову «смерть» не могла придумать.

В Цветочном городе она обратилась за помощью к Цветику. Тот спросил то же самое у Незнайки.

— Сакля! — воскликнул коротышка-слоупок.

Позже Смерть спросила рифму у Киркорова. Уж он-то прославленный певец — должен знать, наверное.

— Меня раздражают Ваша чёрная кофточка, Ваши… (ага, их нет) и Ваша коса!

— Да как ты смеешь! Я же Смерть!

— Смерть… Встала и ушла за дверть!

Глава 17. Работа во благо человечества Править

Люди частенько проклинают Смерть, непростительно забывая о том, что она время от времени приносит им очень даже положительные эмоции. Однажды Смерть любезно пожаловала на телепроект Дом-2 и поубивала там всех без разбору.

И мы СЧАСТЛИВЫ!

Глава 18. Недоубийство Править

Люди в обществе, как клетки в человеке: бывают обычные, выполняющие различные функции, а бывают раковые, пускающие повсюду метастазы. Самой злокачественной раковой клеткой общества стал Ленин, и удар косой не смог окончательно убить Ильича. Долгое время Смерть недоумевала, как он мог быть живым, когда он мёртв. Шестьдесят с лишним лет спустя она всё же выследила идеологическую опухоль, распространившуюся аж на 1/6 суши и начала так активно её косить, что даже ненароком зацепила Горбачёва, оставив свой след. К началу девяностых почти все метастазы были уничтожены. От 1/6 суши остались только Зюганов и несколько пенсионеров.

Глава 19. Игла Править

Ещё Смерть любила вышивать. А потом разлюбила, но иголку выбрасывать было жалко. Следующим по списку на тот свет был злой старик, который очень не хотел умирать, и она решила оставить иглу на хранение ему взамен на вечную жизнь. Старый Кощей, естественно, согласился.

Почувствовав, что её драгоценная игла сломана (это уже как минимум седьмое чувство), Смерть страшно рассердилась. Старый болван ничего не придумал лучше, чем спрятать иглу во вложенные друг в друга объекты на манер матрёшки, и за это Смерть убивала его медленно и мучительно.

Глава 20. Гарри Поттер и просто Смерть Править

Помимо иглы, у Смерти хватало и других драгоценностей, таких, как медальон. Лорд Волан-де-Морт был на порядок умнее Кощея Смертного, и его многочисленные убийства внушали ей доверие. Недолго думая, Смерть заключила с Тёмным Лордом такой же договор хранения, но уже нескольких драгоценностей. К сожалению, даже он не смог их уберечь.

Смерть не держала зла на безносого злодея, поскольку прекрасно его понимала.

Малолетний очкарик не блистал ни умом, ни хитростью, но от косы уворачивался ловко. Умереть Гарри должен был ещё в год и 3 месяца, но коса Смерти тогда лишь чиркнула по его лбу, оставив шрам. Секрет его чрезвычайной живучести она узнала совсем недавно, прочитав очередную книгу «Гарри Поттер и Бузинная палочка». К сожалению, содержание последней не соответствовало действительности, и Поттер был всё ещё жив.

Глава 21. Гарри Поттер и два слова Править

Когда Джоан Роулинг и поттерофаги забыли о Мальчике-Который-Выжил, его везение быстро улетучилось. Да и зачем оно ему, когда Тёмного Лорда уже нет в живых?

Экспекто Патронум! — крикнул взрослый Гарри, спутав Смерть с дементором. Ну а чё, похожи же.

Сколько ни бился серебристый олень рогами об Смерть, но даже не сдвинул её с места.

Ридикулус! — выпалил Поттер, решив, что перед ним боггарт. Безрезультатно.

— Ну это… Как его… Авада Кедавра, вот, — сказала Смерть и убила Гарри косой безо всякого волшебства.

Глава 22. Боггарт и Нарния Править

Смерть собралась по делам в Нарнию, но по ошибке открыла не тот шкаф. Из него вышел, на первый взгляд, ничем не примечательный еврей Андрей, родившийся 31 декабря 1980 года. Смерть, естественно, не на шутку испугалась. А почему она так испугалась, вы узнаете позже.

Кстати, в Нарнии Смерть тоже побывала: убила пару детишек, тем самым повысив там детскую смертность. Ныне эта территория захвачена ортодоксальными украинцами, а лев Аслан брошен в темницу с круглым окошком и странным названием «Metro-Goldwyn-Mayer». Но оккупанты не забыли, что именно узник основал Нарнию, и переименовали её во Львов.

Глава 23. Убить Билла Править

Смерть — самое честное и неподкупное существо в мире. Когда она пришла за Биллом Гейтсом, он предложил всё состояние за свою жизнь, но Смерть категорически отказалась от величайшей в истории взятки. И только материальная помощь друзей-миллиардеров позволила Биллу откупиться от существа, которое в миллионы раз честнее преподавателей в вузах и в тысячи раз честнее крупных чиновников.

А Билла Каулитца Смерть убила, спутав его с эмо-гёрл. Ну а чё, похожи же.

Глава 24. Смерть и Абсурдопедия Править

Случайно наткнувшись на Абсурдопедию, Смерть долго смеялась: неужели есть люди, которые находят это смешным? Лично ей по нраву были выступления Петросяна, который благодаря этому факту и не думал умирать.

Отмена действий, сделанных Смертью в википроекте и тем более её бан равносильны самоубийству, о чём все администраторы прекрасно знают. Воспользовавшись такой неприкосновенностью, она без помех написала в Абсурдопедии статью Последняя статья человека и добавила уйму ссылок сюда в других статьях. Отныне каждый глупец, зашедший на эту страницу, моментально умирал от виртуальной автоматической косы.

Глава 25. Сглаз Править

У футболиста Александра Кержакова случился сердечный приступ. Нужно было срочно умертвить его, чем Смерть и занялась. Она замахнулась косой, чтобы ударить по телу, но… промахнулась. Снова замахнулась и опять промахнулась. И ещё раз. А потом Кержакова спасли, и он продолжил так же метко бить по воротам, как Смерть — по нему самому.

Глава 26. Борьба с медициной Править

Успехи медицины в ХХ веке значительно увеличили среднюю продолжительность жизни, что вроде бы и уменьшило работу Смерти, но это ей явно не понравилось. Видя, что практически все болезни излечимы, она вывела новый вирус ВИЧ и позаражала новой болезнью СПИД уйму проституток (как ни странно, не половым путём), чтобы они, в свою очередь, позаражали своих клиентов.

Казалось бы, у Смерти ничего не вышло, но не будем забывать, что она — лютая расистка. Хотя в развитых странах средняя продолжительность жизни из-за СПИДа едва ли упала хоть на год, в бедных странах Африки дела обстояли хуже/лучше некуда (для людей/Смерти соответственно).

Глава 27. Смерть меняет профессию Править

В XIX веке детская смертность была куда выше, чем сейчас. Настала пора умирать Тому Сойеру. Но он так увлечённо красил забор, что Смерть решила пощадить мальчика в обмен на возможность докрасить забор вместо него. А ещё она подарила Тому крестраж.

Глава 28. Глупый мишка Править

Однажды шла Смерть по лесу и увидела автомобиль и медведя. Она подпалила машину, а он сел в неё и сгорел.

Дабы хоть немного растянуть эту главу, добавим, что это был не Винни-Пух.

Глава 29. Пух и прах Править

А Винни-Пух шёл на День рождения к Ослику Иа-Иа и пел:

— Вот горшок пустой! Он предмет простой!..

Вдруг слышит: где-то что-то бумкнуло. Подошёл поближе и видит: лежит пятачок. А рядом ещё один, только металлический. А от Пятачка без носа и 5 копеек остался только прах. Собрал Винни-Пух этот прах и понёс Ослику в подарок.

— Не беда! Да-да-да! — беззаботно отозвался Иа-Иа о смерти друга.

Глава 30. Щедрая душа Править

В наше время Винни-Пух непременно подарил бы Ослику найденные 5 копеек, но в то время на них ещё можно было что-нибудь приобрести. Мишка привязал к пятачку нитку и стал бросать его в игровой автомат и вытаскивать обратно, приговаривая:

— Входит и выходит! Замечательно выходит!

Благодаря своей смекалке Винни-Пух разбогател и накупил мёда на всю оставшуюся жизнь. Точнее, гораздо, гораздо больше…

Ступая той же дорогой, что и покойный Пятачок, мишка случайно наступил на противопехотную мину. Позже Сова обнаружила на том месте опилки и дюжину пятачков.

Глава 31. Ни Пуха, ни пера Править

Сова умела летать, но в этот раз предпочла пройтись пешком по столь опасному минному полю. К счастью, её острое зрение позволило ей не наступить ни на одну из мин и благополучно вернуться домой.

И на том поле Сова не оставила даже пера…

Хоть Сова и обогатилась на целых 60 копеек, ей было грустно оттого, что Винни-Пуха больше нет. Кролик оказался мастером на все руки и сделал глиняную копию погибшего медведя. Вручив её Сове, он тихо сказал:

— Пусть земля тебе будет Пухом.

Глава 32. Глава-переросток Править

Этой ночью Сова по обыкновению отправилась на охоту и поймала лишь старую облезлую крысу. Только разинула клюв, чтобы слопать скудную добычу, как та превратилась в человека.

— Ура! Хвост нашёлся! Сова нашла Хвоста, — неожиданно появился Сириус Блэк. Угольно-чёрный пёс, которым он был секунду назад, был практически невидим безлунной ночью. Обездвижив Хвоста заклинанием, он произнёс великую речь, достойную стать крылатой:

Подлец и ублюдок.

Все свидетели, что тебе никто никогда не угрожал.

Все свидетели, что я всегда к тебе хорошо относился до инцидента.

Все свидетели, что было предоставлено сто возможностей отказаться от роли Хранителя тайны, если ты и правда жутко боялся.

Я тебя несколько раз просил не выдавать Поттеров.

Я не знаю, с какой ещё целью можно было продолжить, кроме как сделать гадость.

За убийство 12 маглов вынужден заложить тебя, чтобы не было претензий ко мне.

Ты поступил как подонок, и я этого не забуду.

Убийство 12 маглов можно понять и простить. Трусость можно простить. Лесть можно простить. Предательство остаётся навсегда.

Я считал тебя другом.

С большой буквы — Другом.

13 лет назад я полагал, что это ты просто трусишь.

И я по-доброму объяснил, что это вредит Поттерам, и попросил этого не делать.

Но извини.

У друзей, трусящих друзей, есть путь отступления — они знают, когда пора вернуть роль Хранителя назад и вместе посмеяться над Волан-де-Мортом.

Ты не вернул и пошёл сдавать Лили и Джеймса.

Приходится заключить, что ты не трус, а подонок.

Никто к этим всем слабостям, превращениям в крысу и т.п. не относился с таким терпением, как Джеймс.

И именно его ты решил выдать.

Спасибо, друг, блин.

С такими друзьями никаких врагов не надо.

Враги алохоморят по железной двери, а друзья-предатели пускают Волан-де-Морта, который по животу Авада-Кедаврой.

К чёрту Хогвартс. Я считал тебя другом, и 13 лет назад я бы сделал всё, чтобы вытащить тебя из сложной ситуации.

Снегг дубль два.

Считаешь человека другом, помогаешь во всём, а потом бац — он выдаёт Поттеров, его просишь прекратить, он инсценирует собственную смерть, а перед этим называет тебя убийцей и скрывается наихудшим способом, делая вид, что это я его убил.

Это не я тебя убил, это тебя Серебряная Рука убьёт.

Человеческая порядочность, выкинутая по мере превращений в крысу.

Я всё сказал.

Это такой морщерогий кизляк, что тут больше и не скажешь.

С этими словами Бродяга оставил Хвоста на растерзание совести. Даже Смерть прослезилась и не стала резать сию главу на части.

Глава 33. Fail Править

Одураченный Шурик, собиравший фольклор на Кавказе, по ошибке украл студентку, комсомолку и просто красавицу. Долгое время пробыв в заточении, Нина с лихвой набралась злости и выпалила бывшему другу при первом же случае:

— Подлец и наёмник. Все свидетели, что… Ага, ты единственный свидетель… Ну вот, такую речь запорол!

Глава 34. Кот Шрёдингера Править

И всё же Смерть любила животных. Дикие звери для неё — всё равно что домашние питомцы для человека. Точно так же она выводила новые породы зверей, убивая слабых и больных согласно естественному отбору. Людей же Смерть недолюбливала и обрекла человечество на медленную, но верную гибель от ухудшающейся с каждым поколением наследственности.

Следующий питомец добавил немного геморроя в и так нелёгкую работу Смерти. Так и не разобравшись с шестым чувством — убивать его или нет, она подбросила монетку (решка — убить, орёл — оставить в живых), но та упала на ребро. Смерть психанула, а о том, что она сделала или не сделала с котом, история умалчивает.

Глава 35. Подарок самому слабому Править

Какой-то дятел взял на себя обязанности почтальона и приволок посылку для самого слабого.[1] Лиса, кабан и волк сразу заподозрили неладное и не стали препятствовать самому слабому зверю в лесу — зайчонку. Едва он робко осмотрел посылку, как изнутри выскочила Смерть и ласково обатилась к слабейшему:

— Вы так слабы, мой друг, что даже опасные микробы сильнее Вашей иммунной системы. Вы самое слабое звено! Прощайте.

Глава 36. Happy Tree Friends Править

Надоел как-то зверям в лесу этот естественный отбор, и они решили жить дружно, в мире и согласии. Не понравилось это Смерти, и она устроила «Пункт назначения» специально для зверей. Но слепого крота всё-таки пожалела.

Глава 37. Размер имеет значение Править

Умерщвление слона — уже дело нелёгкое. А как быть с китами, которые не только огромны, но и обитают в труднодоступных океанских водах?

Если гора не идёт к Магомету, до Магомет идёт к горе. Смерть регулярно подзывает китов к берегу, и они выбрасываются на него, где их можно легко убить. Проблема лишь в том, что глупые люди упорно запускают старых китов обратно в воду.

Глава 38. Золотая рыбка Править

— Не убивай меня, Смерть, я исполню любые твои три желания! — взмолилась как-то Золотая рыбка.

— Желание первое: или ты исполняешь второе и третье моё желание, или ты погибаешь.

— Это само собой разумеется, и ты лишь потратила его впустую, — рассмеялась рыбка.

— Желание второе: исполни моё третье желание.

— Лолшто? Ну ОК, если ты ничего больше не хочешь…

— Желание третье: НЕ исполняй моё второе желание.

У Золотой рыбки взорвался крошечный мозг, и она погибла, как и просила Смерть.

Глава 39. Надпись сходится! Править

Следующей на очереди стала собака, съевшая кусок мяса у попа. Надпись на самодельной могиле пса вышла рекурсивной и, казалось бы, бесконечной, но всё-таки поместилась на доске с конечной площадью. Дело в том, что шрифт с каждым разом уменьшался, и коэффициент геометрической прогрессии составил 0,5. Sapienti sat.

Глава 40. Чёрная и белая Править

Смерть рано убивала наркоманов, хотя сама была отъявленной таковой. Никто никогда не видел, чтобы она курила траву или кололась, да Смерть и не делала ничего подобного. Её вставляли только бледные поганки. Людям же закидываться ими не дозволялось под страхом оной — у них своей наркоты хватает.

И натрий, и особенно хлор в больших дозах (исчисляемых граммами) очень отрицательно сказываются на здоровье человека, хотя и не наркотики. Переместившись назад во времени, Смерть изготовила миллионы тонн соли и через коротышку Пончика распространила эту отраву по всей планете. Отныне Смерть могла быть не только чёрной, но и белой.

Глава 41. Телекинез Править

Смерть спряталась в кустах, готовясь убить девчонку с обезьяной.

— Вы видите Смерть? — спросила Даша-следопыт у мнимых телезрителей.

Последние ничего не ответили, но противная синяя стрелка выдала злоумышленницу. Ничего не поделаешь, пришлось Смерти действовать открыто.

— Смерть, не убивай! — дружно приказали Даша и Башмачок.

— Смерть, не убивай! — воскликнули они во второй раз.

— Смерть, не убивай! — скомандовали друзья в третий раз.

Смерть щёлкнула пальцами, и коса сама расправилась над братом и сестрой по разуму.

Глава 42. Секрет долголетия горцев Править

Смерть может не только ходить по земле, но и парить над ней со сверхзвуковой скоростью. И всё же «взбираться» на гору ей тяжело, бывает даже одышка. Вот Смерть и убивает жителей горной местности в последнюю очередь, когда возраст уже переваливает за сотню.

Глава 43. Знание меры Править

Несмотря на многочисленные трудности, Смерть любила свою работу. Особенно ей нравились стихийные бедствия вроде извержения вулкана или цунами. Они позволяли косить людей как траву, а не поштучно.

Вообще Смерть, как и все её предшественницы, убивает много и часто, но в меру. Превышение последней имеет место быть разве что в случае вымирания редких видов животных и растений. Но кому они нужны, по большому счёту?

Глава 44. В династии не без урода Править

Впрочем, не все предшественницы были такими уж порядочными. Давным-давно у самой жестокой Смерти в истории начались критические дни, и её стало раздражать абсолютно всё от солнца до динозавров. Солнце не могло умереть, будучи неживым объектом, а вот динозаврам повезло меньше.

Династии Смертей существовали не только на Земле, а и на многих других планетах и спутниках. Но если на нашей планете неуравновешенностью отличалась только одна Смерть, то на других — множество, погубившее всё живое и собственную династию по ненадобности.

Глава 45. Возможность их резиста КРАЙНЕ ВЕЛИКА! Править

Один удар косой отнимает у любого живого существа 100 hp (а может быть, и больше). Только у котов здоровье уменьшается лишь на 12 hp (во всяком случае, больше или равно 11,(1) и меньше 12,5). Словом, эти живучие питомцы окончательно умирают аж после девятого удара.

Есть версия, что это не Смерть забирает 12 hp, а коты рождаются с 900 hp. Нубы и вовсе твердят о 9 жизнях.

Глава 46. Теракот, он же мегамегакот, он же кот¹² Править

Среди котов есть рекордсмен, которому позавидовал бы сам Кощей. Случайность или нет, но он — тёзка лорда Волан-де-Мотра. Так вот, у этого кота не 900, а 9*1014 hp (по версии тех, кто считает, что удар косы забирает 100 hp даже у котов). На протяжении трёх четвертей века мышонок Джерри постоянно отнимает у него здоровье, но до сих пор не отнял и сотой части.

Глава 47. Резистентные людишки Править

Впрочем, среди людей тоже есть подобные уникумы. И это не считая Куклачёва с его 9 котами и 81 жизнью (то есть 1 жизнью, но забираемой только после 81-го удара косой).

У Томми Версетти (реального человека) Смерть враз отнимает 36 hp — уж побольше, чем полицейский своей дубинкой!

Три удара косой — не так уж и много. Ну пусть шесть, если Томми обзаведётся бронежилетом. Но этот читер научился мгновенно восполнять здоровье одним словом после каждого повреждения.

Тогда Смерть плеснула Версетти водой в лицо. Он захлебнулся и… очнулся в больнице. Вот же бессмертная скотина!

Глава 48. Нерезистентный коротышка Править

В один прекрасный день Марио (тоже реальный человек) пошёл за грибами и цветами. По пути он случайно коснулся черепахи, что отняло у него все 100 hp…

Смерть указала Марио кирпич, по которому следовало стукнуть. Но вместо Косого переулка из-под него показался стебель и вырос до неба.

— Вот тебе путь в рай. А упади ты в яму — попал бы в ад, — пояснила Смерть.

Глава 49. Двум смертям — бывать! Править

Какой бы всеобъемлющей ни была работа Смерти, на персонажей компьютерных игр она всё же не распространялась. Однако респауны встречаются и в реальной жизни, Самый яркий пример — Иисус Христос, хотя он и не из практики упоминаемой здесь Смерти.

Глава 50. Двум смертям — бывать![2] Править

Однажды Тинки-Винки, Дипси, Ляля и По решили умереть. Пузи-Смерть ударила их пузи-косой, и они дружно пузи-умерли.

— Ещё, ещё! — закричали телепузики.

Однажды Тинки-Винки, Дипси, Ляля и По решили умереть. Пузи-Смерть ударила их пузи-косой, и они дружно пузи-умерли.

Глава 51. Бесконечности смертям — тоже бывать! Править

Для Иисуса воскрешение было вынужденной мерой, но были товарищи, злоупотреблявшие подобной игрой со Смертью. Одним из них был Кенни Маккормик. Долго терпела она, но однажды не выдержала и установила персонально для Кенни автоматическую косу, срабатывающую каждые сутки.

Глава 52. Змей Горыныч Править

Даже такие твари, как трёхглавый Змей, когда-нибудь да умирают. Смерть отсекла все три головы одним ударом, но на их месте немедленно выросло шесть. Снесла шесть — выросло двенадцать.

Смерть быстро смекнула, с чем имеет дело, но не остановилась. 96 голов уже были маленькими, недоразвитыми и жутко мешали друг дружке. 192 головки и вовсе напоминали букет зелёных ромашек. 384 головочки не проклюнулись из туловища — так там и застряли в зародышевом состоянии.

Глава 53. Беар Гриллс Править

Помните медведя, который в машине сгорел? Его потом Беар Гриллс приготовил на гриле и съел! А теперь прочтите предыдущие два предложения так, будто читаете рэп.

Этот человек очень скупой и бережливый. Когда он принимал участие в передаче «Форт Боярд», то набрал в мешок, нарушив правила, столько монет, что не успел вынести их за ворота до закрытия. Как только время истекло, отовсюду выскочили тигры и съели зазевавшегося участника.

Ожидали неожиданного конца, а получили ожидаемый? Так это же и есть неожиданность.

Глава 54. Смерть во Франции Править

Как-то раз Смерть забыла о некой Жанне Кальман, которой суждено было немного не дожить до восьмидесяти. И только благодаря СМИ, гласившими о супердолгожительнице, недавно отметившей 122-летие, она исправила грубую ошибку с опозданием, которому могла бы позавидовать Почта России.

Также во Франции было полно негров, которых Смерть терпеть не могла. Но и носиться по всей стране ей было недосуг. Смерть поступила проще: организовав блокпост на въезде в Париж, она убивала всякого, кто выезжал из столицы. Так появилось выражение «Увидеть Париж и умереть».

Глава 55. Подработка Править

Какому человеку понравится иметь вагон здоровья и чистые лёгкие? Ясен пень, что не каждому. Смерть активно помогает несчастным, продавая им по сигарете за 11 минут жизни и чисто символическую плату наличными. Даже если курильщику предстояло быть насмерть сбитым машиной, с каждой выкуренной сигаретой этот момент необъяснимым образом сдвигался на 11 минут назад.

Однажды один хитроумный дед, узнав, что ему осталось жить пять минут, решил закурить. Смерть вычислила скорость, с которой он выкуривал последнюю в своей жизни сигарету, и прикончила его в ту секунду, когда дед выкурил лишь 4/11.

Глава 56. Баян, но факт Править

Розовый осьминог

Ктулху

Следующим был Чак Норрис. Очевидно, на удар ногой с разворота требуется меньше времени, чем на удар косой, если речь идёт о Чаке и Смерти. Последняя отлетала долго, но особых повреждений благодаря своим анатомическим особенностям не получила. Пролетев пару тысяч километров от удара ногой с разворота, Смерть очутилась в Р'льехе. Не успела она взяться за косу, как её зохавал Ктулху. Зато не успело чудище переварить Смерть, как она распорола брюхо изнутри и одновременно убила пресловутого Ктулху.

После столь мощного удара по самолюбию (и по туловищу тоже) Смерти во что бы то ни стало нужно было оторваться на каком-нибудь здоровяке. Так вышло, что выбор пал на Владимира Турчинского…

Глава 57. Ещё один недомем Править

Как низко опустилась Смерть! Ниже плинтуса — так это точно. Достигнув пяти метров ниже уровня земли, она пришла за черепашками-ниндзя и попросила их не сопротивляться.

— А жареных гвоздей не хочешь? — ухмыльнулся Рафаэль.

— Я спросил: жареных гвоздей не хочешь, нет? — повторил «красный» из черепашек.

— Не откажусь, — ответила Смерть.

И они дружно пообедали: черепашки-ниндзя ели пиццу, а гостья — жареные гвозди со сковородки. Затем мутанты дали себя убить без борьбы, и Смерть вновь поднялась на прежний уровень.

Шреддер ликовал. Теперь он мог беспрепятственно захватить город, а потом и весь мир. Для исполнения коварного плана он послал своих верных слуг Рокстоди и Бибопа. Осознав, что драться им больше не с кем, они подрались друг с другом и умудрились провалить план по захвату человечества даже без вмешательства черепашек.

Глава 58. Черепаха и заяц Править

Задумали как-то черепаха и заяц соревноваться в беге на 5000 километров (sic!). Русак оторвался от соперницы ещё на старте и бежал не спеша, ибо торопиться было незачем. Смерть, однако, считала иначе. На четвёртой тысяче она убила косой косой косого косого (коса со временем согнулась, а заяц по пути выпил), что позволило черепахе вырваться вперёд каких-то двадцать лет спустя.

Глава 59. Юмор Править

Абсурдопедию Смерть не одобряла, но чувство юмора у неё присутствовало. За особо смешные случаи на работе она посмертно выдавала погибшим премию Дарвина, а информацию о случившемся заносила в так называемую Абсмертопедию.

Пассажирский самолёт «Бройлер-747» терпел крушение над водами Атлантического океана в течение 325 серий. Конец сериала пришёлся на 11 сентября 2001 года, когда самолёт врезался в какой-то небоскрёб.

Моралофаги негодуют, а вот статья об этом инциденте в Абсмертопедии стала избранной.

Глава 60. После смерти Править

Что происходит с душами 0,1 % умерших, мы разобрали. А как же остальные 99,9 %?

Остальные 99,9 процентов — своего рода абитуриенты. Смерть любезно сопровождает их к божественной комиссии, оценивающей поведение каждого при жизни. О том, что «хорошо», а что «плохо», у членов комиссии своё представление, несколько отличающееся от человеческого.

Взять хотя бы пример: отнять конфету у ребёнка — это хорошо или плохо? Большинство думает, что плохо. Но сладкое ребёнку есть вредно, и каждая отнятая конфета уменьшает риск возникновения кариеса и даже сахарного диабета. И таких примеров можно найти миллионы.

Глава 61. Проходной балл Править

Как бы то ни было, за каждый хороший поступок абитуриент получает плюс балл, за плохой — минус балл. Если проходной балл достигнут, душа попадает в рай. Если нет — стоящий в дверях Гэндальф туда не пропустит.

Если количество баллов абитуриента меньше требуемого, но выше нуля — он отправляется на испытательный срок в чистилище. Ниже нуля — прямиком в ад. Нуль не набирает никто, ибо суммарное число хороших и плохих поступков всегда нечётно.

Глава 62. Растерялся Править

Михаил Боярский — исключение из последнего правила. Баланс его поступков чудесным образом оказался равен нулю, и божественная комиссия никак не могла определиться, куда же Боярского отправить: в ад или чистилище? Наконец, ему был задан вопрос, ответ на который решал всю дальнейшую судьбу Михаила:

— Чему равен 1 килочёрт?

— Не знаю, — ответил тот и угодил прямиком в ад.

— Тысяча чертей! — воскликнул он, когда увидел там тысячу чертей.

Глава 63. В раю Править

Было дело, когда Смерть была в раю на экскурсии. Ничего интересного: ни блэкджека, ни девиц лёгкого поведения — любители этого дела сюда не попадали. Только манна небесная да яблоки на деревьях, которые срывать категорически запрещено. Возможно, поэтому и душ здесь было мало — меньше, чем в четырёхмерной свалке — да и те только и делали, что молились, как привыкли при жизни.

Глава 64. В аду Править

Экскурсия в ад была куда интересней и познавательней. В котлах варили только грешников, не соблюдающих режим и критикующих местные порядки. Все остальные (а их было гораздо больше, чем в раю) делали всё, что им заблагорассудится в свободное от работы время.

Работа у всех грешников была одинакова. В центре ада отдыхал лежачий Люцифер, и его нужно было не бить. Проблема заключалась в том, что все души привыкли грешить и не могли удержаться от того, чтобы тайком не пнуть лежачего. А ещё у них была низкая заработная плата и короткий отпуск: ад, как-никак.

Глава 65. В чистилище Править

В чистилище Смерть не была, но слышала, что там работа труднее, чем в аду. Того самого «Братишку» из гауптвахты, например, заставили чистить унитаз вилкой. Он сам поведал Смерти об этом в аду. Очевидно, чистить он так и не научился.

Глава 66. Ещё один ад Править

Помиом обычного ада существует ещё необычный.Там один из рогов каждого сотого чёрта растёт не в ту сторону. Там все котлы выстроены в одну линию, кроме одного, выдающегося на 10 сантиметров. Там надпись гласит: «Ад перфекционисат».[3]

Глава 67. Хоббит Править

Полурослик Бильбо давно состарился, но всё никак не мог умереть. Трубка, которую он покуривал ежедневно, не только не сокращала жизнь, но и как будто делала его бессмертным. Бильбо написал сотни книг и даже стал профессором хоббитовых наук, и теперь изнывал от скуки в кресле-качалке.

У Бильбо был племянник Фродо (тоже хоббит, как ни странно). Его любимым занятием было стоять у дома старика и распевать:

Дядя, дядя Бильбо,
Выгляни в окошко.
Есть хочет Фродо.
Ты живёшь богато…

Как видим, с рифмой с детства он дружил.

Глава 68. Посылание Править

— Пошёл к чёрту! — не выдержал однажды Бильбо. Затем он успокоился и решил послать дражайшего племянничка ещё дальше, к Смерти. Фродо очень любил дядю и не смел ослушаться. Уж что-что, а ходить на длинные дистанции он умел.

Фродо шёл, шёл, шёл. Лесом, полем, в гору, с горы. Шёл так напряжённо, что не заметил хоббита Сэма, увязавшегося за ним. Оба шли, шли, шли. Лесом, полем, в гору, с горы. Дорогу им то и дело преграждали орки, урки и прочие придурки, но хоббиты продолжали идти.

Глава 69. Горбатая гора Править

Хоббиты подняли головы и увидели надпись вверху.

— Похоже, нам предстоит заняться ЭТИМ в позе 69, — сделал умозаключение Сэм.

— Ничего подобного. Вон виднеется Горбатая гора, значит, мы пошли не в ту сторону. Разворачиваемся, — пояснил Фродо.

Глава 70. В обратную сторону Править

Теперь полурослики точно знали, куда надо идти. Они шли, шли, шли…

— Эй, недомерки, не меня ищете? — внезапно появилась Смерть у них на пути.

— Нет, не тебя, — раздражённо ответили хоббиты.

— Тогда ладно, — сказала она и исчезла.

— Слушай, а ты вообще знаешь, как выглядит Смерть? — поинтересовался Фродо.

— Нет, — признался Сэм.

Оба пошли дальше. Лесом, полем, в гору, с горы…

Проходя мимо Бильбо в противоположную сторону, Сэм лишь покачал головой, а Фродо показал дяде средний палец, дабы похвастаться новым кольцом. Старик выругался и зашёл обратно в дом, громко хлопнув дверью.

Хоббиты шли очень долго от дома Бильбо, даже дольше, чем до Горбатой горы. Когда они почти достигли цели, гадкий Голлум выскочил ниоткуда, снял кольцо у Фродо и убежал в противоположную сторону.

Глава 71. Не пешком Править

Недолго думая, хоббиты помчались за Голлумом. Бежали до тех пор, пока не отказали ноги, но так и не догнали воришку. Фродо и Сэм развернулись, чтобы дойти всё-таки до этой Смерти, но так устали, что уснули на несколько дней.

Проснувшись и восстановив силы, полурослики преодолели несчастные сорок километров и — аллилуйя! — встретили Смерть.

— Это… Нам бы дядю моего… Того… — предельно чётко сформулировал Фродо свою просьбу.

Смерть отличалась умом и сообразительностью и всё поняла без слов (по крайней мере, связанных между собой).

— Такой в списке не значится. Где он сейчас? — властно спросила она.

— В провинциальной глуши, где нет ни железной, ни автомобильной дороги, и всем приходится ходить пешком, — пояснил Фродо. Смерть удивилась.

— Показывайте дорогу, — потребовала она, и хоббиты полетели на орлах к Бильбо. Смерть устремилась вслед.

Вместо благодарности старый хоббит, терзаемый муками ожидания, изрёк:

— Вас только за Смертью посылать.

Расписавшись в её тетради, Бильбо умер.

Глава 72. Роспись в тетради Смерти Править

Чаще всего Смерть убивает людей без их согласия, и только самоубийцы расписываются в тетради справа от слов «не возражаю». Делается это для статистики, которая заносится в Абсмертопедию. Ведь самоубийство — это действительно смешно.

Взять хотя бы случай: одна эмо-гёрл мечтала покончить с собой, но ни таблетки, ни лезвие не приводили к желаемому эффекту — дуру постоянно успевали спасти. В виде исключения Смерть предстала перед ней раньше времени и посоветовала:

— Вены резать строго вдоль.

Глава 73. Опознание Править

Мэрилин Монро страдала жуткой бессонницей. Передозировка снотворным помогла, и даже чересчур…

Перед этим Монро не посчитала нужным накраситься, и Смерть никак не могла опознать тело без макияжа. Тогда она обратилась за помощью к доктору Малышевой.

— Это Норма! — уверенно сказала та.

Глава 74. Огород Править

Накануне Смерть в огороде забирала жизнь у дождевого червя. Тяпнула его косой напополам — и он не только остался в живых, а их стало двое. Вот Смерть и рассекла каждую половинку строго вдоль.

Смерть очень любила овощи, даже больше, чем фрукты и ягоды. Она не спешила убивать тяжелобольных, прикованных к постели и неспособных даже расписаться в тетради. И вообще, эвтаназия — это плохо, понятненько?

Глава 75. Тест Тьюринга Править

Следующая жертва — взрослый Сергей Сыроежкин, который, как ни странно, не хотел умирать. Дабы не спутать его с Электроником, Смерть начала задавать каверзные вопросы:

— Ты кто?

— Электроник, — соврал Сыроежкин.

— Как правильно: интеграл или интрегал?

— Интеграл.

— Сколько будет 14+88?

— 102.

— А сколько будет 1488+666?

— 2154.

— Ага! — ухмыльнулась Смерть. — А как это ты прошёл капчу, если ты робот?

Умная Смерть распознала обман и забрала хитреца. Впрочем, это можно было сделать и быстрее, если учесть, что внешность роботов не меняется со временем.

Глава 76. Конкурент Править

А сам Электроник не «взрослел», как это делают существа из плоти и крови, но эволюционировал. Изначально профессор Громов создал модель Э-1, которая в считанные часы апнулась до Э-2, затем до Э-3, и так далее.

Прокачавшись до Э-2048, Электроник решил (искусственный интеллект этой модели уже позволял принимать осмысленные решения) кардинально трансформироваться в Терминатора Т-1, который, в свою очередь, мог прокачаться вплоть до Т-1000.

Уже модель Т-800 забирала человеческие жизни не хуже Смерти С-С.[4] Последней не нужен был такой конкурент, и она тут же апнулась до С-В0СС[5] и трансформировала Терминатора в безжизненную груду металлолома.

Глава 77. Пудель Править

Аркадий Укупник тоже не хотел умирать, и его нежелание было даже сильнее, чем у Сыроежкина.

— Ты кто? — вновь начала Смерть.

— Пудель.

— А паспорт у тебя есть?

— Нет, я его съел.

Что тут скажешь? Во-первых, пуделям паспорта не выдают. Во-вторых, они вообще не разговаривают. Но! Во-первых, Укупник действительно похож на пуделя. Во-вторых, собаки могут съесть что попало — и паспорт в том числе. Так что по аргументам за и против счёт 2:2.

Глава 78. Аркадий Укупник Править

Смерть ушла, но не успела сделать и десяти «шагов» (назовём их так за неимением более подходящего слова), как наткнулась на пуделя.

— Ты кто?

— Гав!

— «Гав» означает «Аркадий Укупник»?

— Гав!

— Гавкни один раз, если да, дважды — если нет.

— Гав!

Обрадуем любителей собак: всё закончилось благополучно. Пудель попал в рай.

Глава 79. Гауптвахта Править

На «губу» Смерть пожаловала в четвёртый раз. «Братишка», охранник и начальник были уже на том свете, и остался один Пахом.

— Слушай, давай, я как цапля постою, а ты мне ещё годов дашь пожить, — предложил он.

— Ну, начни, — согласилась Смерть.

— Курлык! Курлык! Курлык! Курлык! Курлык! Курлык!..

— Цапля чахла, — ударила она кулаком под дых.

— Ну не надо, ну не стукай! — взмолился «поехавший».

— Цапля сохла, — ударила Смерть ещё раз.

— О-ой!

— Цапля сдохла, — добила она жертву косой.

Позже, отдыхая в Бердянске, Смерть выпила портвейн «777» с другим Пахомом и в нетрезвом состоянии спутала Цоя с Гуфом. Однако умные люди всё равно твёрдо знают, кто из них жив, а кто умер.

Глава 80. Не косой Править

Смерть нельзя было назвать меломанкой, но даже ей под силу отличить хорошую и плохую музыку от полного отстоя.

— Мои уши! — вскричала она, услышав настолько ужасную «песню», что аж кровь из ушей потекла, хотя ни крови, ни ушей, как таковых, у Смерти не было.

Виновников она нашла сразу. Чтобы как следует проучить глупцов Витю и Максима, она убила их не косой, а автоматом АК-47.

Так им и надо.

Глава 81. Тупичок гоблина Править

Старый гоблин, живший на улице, имевшей лишь один выезд, прожил намного дольше собратьев. Благодаря своим миллионам картофельный магнат дожил сначала до 36, потом до 54 лет, что в полтора раза больше, а потом до 81, что ещё в полтора раза больше. Но теперь он ничего не мог поделать с болезнями, затронувшими все без исключения внутренние органы, и не было двух смежных органов с одинаковой патологией. В итоге гоблин скончался, так и не дожив до восьмидесяти двух.

Глава 82. А ведь мог и не дотянуть до 81… Править

Вышеупомянутый гоблин был не очень-то вежлив. Однажды он даже осмелился назвать дятла-почтальона (самого сильного среди дятлов) долбодятлом! Предполагая добрые намерения, тот сначала решил, что сие ругательство употреблено в хорошем смысле, но гоблин имел наглость пояснить, что в плохом! Добрый дятел в ответ проявил неслыханное милосердие и не пробил невеже череп клювом, только пожурил немножко.

Глава 83. Гриффины Править

Больше всего из семейки Гриффинов Смерть не любила Питера — более глупого и самодовольного болвана она ещё не встречала. Но это не имело никакого отношения к работе Смерти, которой было суждено забрать пса Брайана.

После смерти белого пса миллионы разъярённых телезрителей в разных уголках земного шара вышли на улицу и публично объявили, что отказываются когда-либо умирать до тех пор, пока Брайан не воскреснет. Такое требование было настолько абсурдным, что Смерть, не задумываясь, повелась и оживила собачонку.

Глава 84. Достойная замена Править

Но нельзя просто так взять и вернуть жизнь собаке обратно. Смерти во что бы то ни стало нужно было найти и умертвить другую собаку вместо Брайана. И она, конечно же, блестяще справилась с поставленной задачей.

К её решению Смерть подошла на редкость демократично, предварительно спрашивая хозяев о том, хотели бы они, чтоб их питомец отбросил коньки. Все категорически отвечали «нет», но один промолчал. «Молчание — знак согласия», — решила Смерть и убила собачонку. Это была Муму.

Глава 85. «Дядя Питер, ты дурак?» Править

Уровень интеллекта Питера Гриффина не позволил дожить ему до старости.

— Все на свете знают про птицу-синицу! Все на свете знают про птицу-синицу! — пел он перед смертью, ужасно раздражая окружающих. В порыве гнева друг-инвалид Джо Суонсон стукнул его под дых. Удар был отнюдь не смертельным, но Смерть, которая очень не любила Питера и его дебильную песню, слегка злоупотребила служебным положением и забрала жизнь у толстяка.

Глава 86. Даже тот свет знает про птицу-синицу! Править

Питер Гриффин предстал перед божественной комиссией и продолжил петь и танцевать:

— Все на свете знают про птицу-синицу! Все на свете знают про птицу-синицу!

За это его без разговоров бросили в ад.

— Все на свете знают про птицу-синицу! ВСЕ НА СВЕТЕ ЗНАЮТ ПРО ПТИЦУ-СИНИЦУ!

Бедный Люцифер вышел переговорить с комиссией и та постановила:

— Пусть живёт, пока не заткнётся!

Так толстяк со смешным подбородком очнулся после клинической смерти. Все на свете знают, каковы были его слова после пробуждения?

Глава 87. Кошки-мышки и Гриффки-слиффки Править

После смерти хозяйки-афроамериканки у кота Тома ещё осталось 8,95*1014 hp.

— Все на свете знают про зверя — мышь Джерри! — внезапно появился Питер Гриффин. Том и Джерри промолчали — на то они и Том и Джерри.

— Все на свете знают про Тома — он дома!

Кот и мышь попытались убить назойливого придурка, но Смерть под давлением божественной комиссии даровала ему целых 1017 hp. Теперь он пета-Питер, и никакая мегарда, терарда или даже петарда не могла нанести ему существенный урон.

Глава 88. Просто кошка Править

На территорию детского сада забрела старая облезлая кошка, которой оставалось жить несколько секунд. Смерть, пришедшая следом, чуть не оглохла от детских криков. Расправившись с кошкой, она насильно скормила труп всем кричавшим ребятам. С тех пор они молчали и с аппетитом уплетали гороховое пюре, показавшееся им объедением по сравнению с сырой кошатиной.

Более того, съевшие кошку дети остались на всю жизнь немыми, Зато те немногие малыши, которые молчали, принялись их дразнить:

Кошка сдохла, хвост облез.
Кто промолвит, тот и съест!

Глава 89. Почта России Править

Смерть много чего (и кого) не любила. Почта России — не исключение. Почтальон Печкин — тоже. Зная, что без документов этот усатый бюрократ посылку не отдаст, Смерть подсунула туда бомбу.

Адресаты в Простоквашино всё же завладели не без обмана заветной посылкой. Дядя Фёдор и Шарик отправились в мир иной, а у кота Матроскина ещё осталось 80 (720?) hp.

Добрый читатель скажет о Дяде Фёдоре: «Так ему и надо». В самом деле, обманывать почтальона нехорошо, и мальчик сам виноват в собственной смерти. Но истинная причина несчастного случая кроется в неправильном бутерброде. Если бы не он, то полосатый кот бы промолчал, дядя Фёдор прошёл бы мимо, так и не познакомившись с Матроскиным и не уехав с ним в деревню. И остался бы жив…

Глава 90. Подлый трус Править

Кот Леопольд только притворяется таким добрым и дружелюбным. Будь он таким, разве стал бы отмечать свой День рождения в полном одиночестве?

Ну, не совсем в одиночестве. Добрые мыши хотели его поздравить, и, как вы думаете, Леопольд им отплатил? Загнал под ковёр и стал пытать гостей утюгом, да ещё и под издевательскую музыку. Замучив их до смерти, кот изрёк:

— Ребята, давайте не жить дружно!

И убился 9 раз об стену за компанию.

Глава 91. Русская рулетка Править

Все знают, что это за забава. Точнее думают, что знают. Когда возможный самоубийца нажимает на курок шестизарядного револьвера, Смерть бросает кубик, у которого граней тоже шесть.

Подробней об этой игре можно прочитать в Абсмертопедии.

Глава 92. Усатый жмур Править

Якубович который год вёл свою передачу, как вдруг — Смерть в студию!

На табло появилось слово из 8 букв и задание: следующая жертва Смерти, занявшей вдруг место ведущего.

Леонид Аркадьевич отгадал 6 букв из 8: Я.у.ович.

Итак, Вы готовы назвать слово целиком или будете крутить барабан револьвера? — спросила Смерть.

— ЯНУКОВИЧ! — крикнул Якубович.

— Совершенно верно! — подтвердила Смерть и забрала с собой бывшего президента Украины, решившего почему-то отрастить усы.

Глава 93. Завтрашний день Править

Людям интересно жить не в последнюю очередь благодаря тому, что никто не знает, сколько ему осталось жить. Смерти интересно лишать их такого удовольствия. Не имея возможности сообщать эту информацию лично, она ставит в известность неразумных кукушек, которые неосознанно и сообщают людям об их жизненном сроке.

Пожилому Виталию Кличко суждено было завтра умереть. Но он посмотрел в завтрашний день и решил избежать смерти. Но Смерть тоже посмотрела в завтрашний день и решила помешать ему избежать её. Но Кличко смотрел в завтрашний день не только лишь раз и решил не дать Смерти помешать ему избежать её. Смерть не выдержала и убила бывшего боксёра в сегодняшний день.

Глава 94. Вчерашний день Править

На одной вечеринке Марти Макфлай перебрал. Да ещё и выпил после проигрыша в блэкджеке. Домой он возвращался на DeLorean. Разогнавшись до 88 миль в час, он вернулся на один день в прошлое и тут же въехал в столб, отчего и скончался на месте. Смерть своё дело сделала.

Но вчерашний Марти ещё остался жив! Узнав об аварии и собственной гибели, он не поехал на вечеринку, не выпил ни капли спиртного и даже близко не подходил к машине времени.

А кто же тогда въехал в столб? Конечно, доктор Эмметт Браун, который отдал жизнь за то, чтобы сохранить пространственно-временной континуум! К счастью, Смерть тоже выпила и не заметила подмены.

Глава 95. Вперёд в будущее Править

Док разбился на собственном изобретении, но оно же осталось целёхонько в гараже у Марти! Смерть не могла этим не воспользоваться и отправилась на 1000 лет вперёд проведать старого знакомого.

Филип Фрай и не жумал умирать. Более того, человечество в XXXI веке обходилось вовсе без Смерти как таковой. Её заменяли будки самоубийств, и высокий уровень самосознания граждан позволял им самим добросовестно решить, когда им умереть.

Профессор Фарнсворт — такой же бессовестный негодяй, как и его «прапрапрапрадядя» из прошлого, вот и живёт больше положенного.

Глава 96. Пьяный мутант Править

Профессор Фарнсворт не относился к временной эпохе, контролируемой Смертью, а вот Фрая нужно было умертвить. Бедная Лила напилась с горя и стала перечислять все воспоминания, связанные с ним, а потом и его жизнь в ХХ веке.

— Кто старое помянет — тому глаз вон, — поучительно изрекла Смерть и в одночасье сделала мутантку слепой.

Подробнее о Лиле можно прочитать в Циклопедии.

Глава 97. Некролог Править

Вот дом, который построил Джек.

А это пшеница, котрая в тёмном чулане хранится в доме, который построил Джек.

— А это весёлая птица-синица… Все на свете знают про птицу-синицу! Все на свете знают — ворует пшеницу! Все на свете знают — в чулане хранится!

Как хорошо, что Джек умер и не слышит машущего руками Питера!

Глава 98. С — Скромность Править

Смерть слишком крута, чтобы жить в каком-то доме или даже особняке. У неё есть свой город с 130 962 жителями. Смерть долго думала, как бы его назвать. Смертск? Смертинск? Смертово? Смертоград?

Стоп. Какими ещё жителями? Мёртвыми…

Смерть вовсе не хотела, чтобы её собственный город был назван в честь её самой. Смерть — лишь литературный персонаж, у которого не может быть ЧСВ.

Не будем ходить вокруг да около. Этот город-призрак называется Квадранск. Скоро узнаете, почему.

Глава 99. Надоедливый апельсин Править

— Эй, яблоко!

— Я не яблоко, я Смерть!

— Смерч?

— Смерть, болван!

— Смерть-болван?

Смерть рассвирепела и, забыв о косе, схватила нож, чтобы зарезать этого мерзавца. К сожалению, у неё от злости сбился прицел, и под нож попали многие фрукты и овощи, но только не апельсин.

Глава 100. Хомячки Навального Править

Алексей Навальный — во всех отношениях человек неординарный. Пока другие заводят кошек и собак, он завёл пару хомяков. Будучи разнополыми, последние быстро расплодились и заняли едва ли не всю немаленькую квартиру хозяина.

Когда Смерть пришла за Навальным, все хомяки дружно выскочили из клеток и принялись кусать её, обзывая по-хомячьи единоросской и путинюгендкой.

Глава 101. Старение Править

Время шло для Смерти беспорядочно, но шло, и она не молодела. Долгая работа неэргономичной косой привела к карпальному синдрому, что было очень некстати. Смерти повезло: доктор Айболит любезно согласился её вылечить, но при одном условии: если Смерть заберёт его злую сестру Варвару. А заодно и докучающих ему Таню и Ваню. Смерть охотно согласилась, и Айболит назначил ей чудо-мазь, моментально излечивающую все проявления карпального синдрома.

Старость негативно отразилась и на работоспособности. Люди рождались быстрее, чем Смерть взмахивала косой, а в Китай и Индию она даже не успевала заглянуть. Когда население Земли перевалило за 7 миллиардов, Смерть всерьёз задумалась о выходе на пенсию.

Смерть всё чаще использовала и без того косую косу в качестве трости, и неудивительно, что та вскоре не выдержала и треснула, Даже наоборот, удивительно, что коса вообще так долго прослужила хозяйке.

Глава 102. Живучие китайцы Править

Попробуй убить миллиард китайцев, когда даже один из них может дать серьёзный отпор! К Джеки Чану, конечно, это относится в меньшей степени. Когда Смерть явилась за ним, вокруг не было ни малейшего намёка на мебель. Кроме того, Смерть была одна вместо привычной толпы противников. Вот она занесла косу для удара…

— Ю мо гвэй вай фай ди сяо! Ю мо гвэй вай фай ди сяо! — послышался монотонный бубнящий голос дяди Джеки Чана. Смерть не засосало ни в какой портал, но её ноут вдруг поймал вай-фай. Она отвлеклась на секунду, а обоих китайцев и след простыл.

Глава 103. Железное кольцо Править

В Москве требовалось срочно проредить ряды понаехавших. Предположив, что МКАД резиновая, как и город, который она окружает, Смерть попыталась перейти дорогу, но попала в астральную пробку. Простояв добрых три часа, она всё же пересекла МКАД, но тут у неё потребовали астральную прописку. От злости и негодования Смерть обгадила все десять полос и ушла восвояси.

Глава 104. Юбилей Править

Смерть не любила справлять Дни рождения, но такой круглый юбилей, как сто лет по человеческим меркам (а на самом деле гораздо больше), грех было не отметить. Вот она и накрыла поляну в аду и пригласила самых уважаемых грешников.

Большинство гостей припёрлось без подарков, за что Смерть не убила бы их, даже если б захотела: они и так уже. Гитлер подарил юбилярше книгу «Майн кампф», а его закадычный друг Сталин (в аду они помирились) — новейшую электрокосу массового действия.

У электрокосы не было ни шнура, ни вилки. Как же она подзаряжалась? Непосредственно через один из двух генераторов: котокошачий или бутербродобутербродный. А котобутербродный генератор, равно как и прочие баяны, зохавал Ктулху.

С первым же ударом электрокосы погибло множество людей, связанных с известным событием. Не можем сказать, каким именно, чтобы разъярённая толпа моралофагов не набросилась на нас и не натравила на нас Смерть. Мы уже за Турчинского достаточно отхватили.

Глава 105. Камень Править

Всё же забавы не чужды и пожилым. Будучи в преклонном возрасте, Смерть написала на большом камне следующее:

Налево пойдёшь — умрёшь.
Направо пойдёшь — умрёшь.
Прямо пойдёшь — умрёшь.
Назад пойдёшь — умрёшь.
Останешься стоять — умрёшь

То, что было написано на камне, всегда сбывалось, но умирали на том месте только круглые дураки. Те, кто поумнее, просто шли по диагонали. Разозлившись, Смерть убила камень, накрыв его бумагой.

Глава 106. Один дома Править

Старый алкоголик и травокур Маколей Калкин Так и не нашёл свою вторую половину. Хотя дверь его дома и не была железной, Смерть никак не могла её отворить. Получив ожог кисти и удар током, она всё же вошла внутрь, но поскользнулась на игрушечной машинке. Хорошо, хоть не на банановой кожуре.

Старик Маколей пил пиво в своей комнате и давно забыл о расставленных им когда-то ловушках, однако Смерть непременно попадалась в каждую из них. Услышав подозрительный шум, хозяин дома вышел посмотреть на источник, но перецепился за протянутую им же верёвку и упал прямо у ног израненной и ободранной Смерти. Уж она-то в долгу не осталась.

Глава 107. Братец и Сестрица Править

Шла как-то (ходить было тяжело, поэтому как-то) Смерть по дороге и видит картину: Братец Кролик прилип к смоляному чучелку всеми конечностями, включая голову.

— Убивай меня, как хочешь, Сестрица Смерть, только не бросай в терновый куст! — взмолился он.

— Как скажешь, — молвила Смерть и убила Братца Кролика, хотя ему суждено было прожить ещё 4,5 года.

Глава 108. Ворон ворону глаз выклюет! Править

Неуравновешенная жена Константина Воронина решила убить свою свекровь. Муж последней знал об этих намерениях, но был не против.

— Верочка, ты неправильно держишь топор! Давай, я покажу тебе, как надо, — предложила свекровь.

— Галина Ивановна, я сама знаю, как его держать! — психанула неблагодарная невестка. Размахнувшись, она изо всех сил ударила пожилую женщину обухом топора вместо лезвия. Разумеется, удар вышел несмертельным.

— Верочка, позволь всё-таки мне, — вмешалась Смерть.

— Всё, отстаньте от меня! — окончательно вышла из себя истеричка и вышла, громко хлопнув дверью. А Смерть с Галиной Ивановной сели пить чай и обсуждать многочисленные недостатки Веры.

Глава 109. Дары Смерти Править

У Смерти в запасе ещё остались безделушки, а потомков, которые могли бы их унаследовать, не было. Тогда она организовала конкурс, победитель которого получит все три: Бузинную палочку, Воскрешающий камень и Мантию-невидимку.

Нескольким самым достойным, по мнению Смерти, людям она раздала по косе, чтобы они отправляли других на тот свет вместо неё. Тот, кто убьёт больше всех, и получит Дары. Победителем стал Андрей Чикатило, с чем его и поздравляем.

Глава 110. Не наступила на грабли Править

Мудрая Смерть больше не повторяла ошибок молодости, когда она дважды вспарывала брюхо бедным волкам. Лиса будет поменьше волка, но когда она проглотила Колобка, последний благополучно скончался в желудке, а хищница осталась целой и невредимой.

Впрочем, намедни Смерть наступила на грабли у дома Маколея Калкина в прямом смысле этого слова, но это уже ошибка старости, а не молодости.

Глава 111. Опасная Смерть Править

Детская смертность всегда была, есть и будет, хоть и не такая, как в XIX веке и ранее. Старая Смерть еле доковыляла до борзого подростка и села на пенёк отдохнуть.

— Х… я так мало прожил? Ты на пенёк села — должна была тыщу лет дать, а тут х… так мало? — возмутился он и умер.

Не понравилось Смерти, как Поцык с ней разговаривал, и задумала она его проучить. На четырёхмерной свалке душам было хорошо, в аду — тоже, оставались рай и чистилище. Вот только баланс его поступков был ниже нуля, а давать взятку божественной комиссии Смерти ох как не хотелось.

Решила Смерть реинкарнировать Опасного Поцыка в теле ещё более ущербного мальчишки — Повара, а потом ещё раз реинкарнировать в теле Влада Борща, Гомогея и прочих малолетних недоумков.

Глава 112. Единственный, кого она всегда боялась Править

Смерть без всякого сожаления убила хозяина Хатико, и ей было плевать на чувства какой-то собачонки. Рука Смерти не дрогнула и тогда, когда она убивала Джека после крушения Титаника. А большого слабоумного ниггера из «Зелёной мили» Смерть и вовсе прикончила с превеликим удовольствием.

Смерть могла убить любого и не боялась даже Бога. Да и чего его бояться? Он всего лишь управляющий в нашем мире. Истинный император Вселенной живёт не на Небесах, а в Екатеринбурге. Зовут его Андрей Зелевеликий. Императора не бояться — себя не уважать.

Глава 113. Учёный Фиоргал Править

Этого старого хрыча знает далеко не каждый читатель, но и узкими кругами совокупность знающих не назовёшь. Тот, кому надо — погуглит.

Смерть показала Фиоргалу косу. Учёный показал в ответ средний палец, что означало: Бог один. Но соперница поняла его превратно и сразила старика своим оружием наповал. Победа! Великая победа Смерти над учёным Фиоргалом!

Глава 114. Две старухи Править

Зима. Мороз. Гололёд. По улице шагала, прихрамывая, дряхлая бабулька. Смерть чувствовала, что ей предстоит поскользнуться и убиться об лёд, поэтому шла впереди. Но старуха доковыляла до своего дома, так и не упав.

Смерть снова и снова проверяла своё шестое чувство на новых жертвах — вроде работает. Почему же в тот раз оно так подвело? Вернувшись на то самое место, она обнаружила, что дорога к дому старухи была посыпана песком. Сомнений не было — Смерть была так стара, что с неё сыпался песок, Иного объяснения не было, ведь это случилось в России, в далёком Замкадье.

Глава 115. Ученик Смерти Править

Решено — Смерть уходила на пенсию. Но сперва необходимо было найти замену. Объявление не помогло — никто не хотел сомнительную работу с ещё более сомнительной зарплатой. Тогда она отыскала добровольца в принудительном порядке.

Им оказался парень с прекрасным именем Мор.

— Убей муху, — дала Смерть первое задание. Немного недоумевая, Мор прихлопнул её руками.

— Идиот! Смотри, как надо, — сказала она и убила другую муху в воздухе резким взмахом косы.

— Ого! — восхитился ученик.

Глава 116. Второе задание Править

— Ладно, вот тебе задача попроще: убей свою мать.

— Что?! — ахнул Мор. — А может, лучше муху?

— Делай, что тебе говорят, иначе это сделаю я, — жёстко пригрозила Смерть.

— А Вы бы сами смогли убить свою мать? — не выдержал непослушный ученик.

— Глупец, я сделала это ещё при рождении.

— Тогда ладно, — сдался он и убил свою мать.

Глава 117. Наследство Править

Мать Мора завещала ему и трём братьям 80 верблюдов. В завещании было указано, что Мор получает 1/3 от общего числа, первы брат — 1/7, второй — 1/21, а третий брат-неудачник — 1/49. Проблема же заключалась в том, что 80 не делится ни на 3, ни на 7, ни тем более на составные числа, делящиеся на 3 и 7.

Братья схватились было за топоры, чтобы всё-таки поделить верблюдов, но Смерть, которая по идее должна была поддержать это, остановила идиотов:

— Остановитесь, идиоты! Вот вам ещё 67 верблюдов, только успокойтесь.

И стало у братьев 147 верблюдов. Мор забрал себе 49 горбатых, первый брат — 21, второй — 7, а третьему достались жалкие 3 верблюда.

— Опять мы не выполнили волю матери! — спохватился Мор. — Эти 67 верблюдов — лишние.

— Это мои верблюды, — резко оборвала его Смерть. — верни их мне и продолжай практиковаться.

Глава 118. Вошёл во вкус Править

Очень скоро парню настолько понравилось убивать, что он лично оставил тысячи сёл без еды, обрекая жителей на голодную смерть, получившую название в честь Мора — Голодомор.

Теперь для Мора время текло так же странно, как и для Смерти, чтобы он успел убить всех нуждающихся. Подарив ученику свою драгоценную электрокосу вместо красного диплома, она со спокойной душой (в переносном смысле, ибо Смерть бездушна) вышла на пенсию.

Глава 119. Участники Абсмертопедии Править

На пенсии Смерть частенько заходила в Абсмертопедию и не без удовольствия «расстреливала» ванадлов-камикадзе. Расстреливала-то она в переносном смысле, но умирали они в прямом.

Из продуктивных участников на проекте можно назвать только Смерть (Диктатор, Бюрократ, Администратор) и её ученика Мора (Администратор). Практически БАО, не так ли?

Глава 120. Раскол Править

Изначально Абсмертопедия располагалась на Викии. Однако старческий маразм подсказал Смерти, что двоим активным участникам слишком тесно в одном википроекте, и она создала копию Абсмертопедии на отдельном хостинге. Хотя Мор и остался на Викии, Смерть не расстреляла его ни в прямом, ни в переносном смыслах — стадия её маразма не была терминальной.

Глава 121. Страдание фигнёй Править

После многочисленных напряжённых рабочих дней на заслуженной пенсии Смерти было неимоверно скучно. Так скучно, что она расчертила гвоздём доску, сделала шашки из грязи и принялась играть сама с собой.

IQ мудрой Смерти зашкаливал, и уже через неделю она, плюнув на запрет явления живым людям, обыгрывала сильнейших шашистов планеты. Это при том, что ранее играть в шашки ей никогда не приходилось.

Глава 122. Интеллектуальные игры Править

Обыграв всех, кого можно, в шашки, Смерть принялась за шахматы. Поставив мат Каспарову на 24-м ходу, она перешла на сильнейшие компьютерные программы, но и те потерпели сокрушительное поражение. Достигнув небывалого рейтинга 5040, Смерть плюнула на глупые шахматы.

Игра го пришлась Смерти по душе. Но сильнейшие узкоглазые соперники играли так плохо, что проигрывали всухую даже при форе в 9 камней. Даже те немногие живые группы, которым им удавалось выстроить в ходе партии, неизменно становились мёртвыми у опытной убийцы.

Одним словом, любая интеллектуальная игра оказывалась слишком лёгкой для Смерти. В отчаянии она пообещала даровать безусловное бессмертие (без всяких крестражей) тому, кто победит её в какой бы то ни было интеллектуальной игре.

Глава 123. С блэкджеком и пешками Править

После позорного проигрыша Гарри, но не Поттер, утратил титул чемпиона мира по шахматам. Но он не растерялся и основал собственную Шахматопедию, в которой Смерть была объявлена персоной нон-грата и занесена в расстрельный список Каспарова.

К счастью, этот альтернатит с ШПВ и ШПК продлился всего 13 лет, с 1993 по 2006 год.

Глава 124. Битва титанов Править

Дураков, предлагающих игры со значительным фактором удачи, Смерть игнорировала сразу, а Мор убивал их, чтобы те не предпринимали второй попытки. Но месяц спустя всё же выискался великий мудрец, предложивший Смерти то, что надо.

Предложенная игра казалась предельно простой, но всё гениальное — просто. Называлась она Advanced 2048. Оба уселись за ноутбуки и принялись соревноваться, кто соберёт большую плитку. Никогда ещё Смерть так не напрягалась.

Глава 125. Результаты высшей важности Править

Смерть соединяла всё более «крупные» плитки, не забывая и о «мелких», но последние неумолимо возникали в самых неожиданных местах. Через час она проиграла, с колоссальным трудом дойдя до 2^122.

Увидев, что Смерть «слилась», мудрец с ухмылкой повернул ноутбук к ней. На экране отчётливо виднелась плитка с номиналом 2^147, что в целых 33554432 раза больше, чем у соперницы. Смерть вытаращила глаза, как в мультике, не представляя, как такое возможно. Делать нечего, пришлось выполнить обещание и даровать победителю бессмертие.

И всё-таки Смерть, считавшая себя гораздо умнее всех живых, вместе взятых, была в ярости. Отыграться на мудреце она не смела, поэтому Смерть жестоко и мучительно убила Джона Хиггинса, только что набравшего в снукере злосчастные 147 очков — столько же, сколько и двоичный логарифм номинала плитки у мудреца.

Глава 126. Утешительный приз Править

Преамбула: нельзя судить об эрудиции и благосостоянии человека по профессии.

Один незаурядный тракторист увидел пригорюнившуюся Смерть и спросил:

— Сколько будет 147 в семеричной системе исчисления?

— Триста, — не задумываясь, ответила та.

— Правильно! — сказал мужик и подарил Смерти айфон последней модели.

Глава 127. Последняя жертва Править

Мор отлично справлялся со своими обязанностями, но дряхлая Смерть чувствовала, что должна убить кого-то ещё. Но кого?

Первой жертвой, как вы помните, стала мать Смерти. Звали её Аджедан, что означает ад же дан (грешникам).

А как будет Аджедан наоборот? Райжедан? Аджевзят? Райжевзят? Нет, нет и нет. От рук Смерти Надежда умирает последней.

Глава 128. Смерть в квадрате Править

Как ни парадоксально, Смерть — смертна. В положенный час к ней заглянула Смерть² с квадратными сюрикенами вместо косы. В молодости Смерть не задавалась вопросом, каково это — быть убитой. Лично ей было совсем не больно…

Смерть умерла в Советской России. Если точнее — в Челябинске, где мужики настолько суровы, что с ними лучше не связываться, особенно в преклонном возрасте.

Так ей и надо.

Глава 129. Последнее распределение Править

Если за Смертью пришла Смерть², то понятно, что за Смертью² рано или поздно явится Смерть³. Некоторые могут подумать, что за Смертьюn всегда приходит Смертьn+1 при любом n вплоть до бесконечности. А вот и нет: по странному стечению обстоятельств Смерть147 бессмертна.

После смерти Смерти от руки Смерти² Бог лично спустился с Небес, дабы сказать, что никогда не видел такой прилежной и ответственной работницы[6] и готов принять её в рай без очереди.

Смерть ответила на это гениальнейшей фразой, достойной финала лучшего литературного произведения в мире.

Глава 130. Сериал Править

По мотивам рассказа недавно был снят одноимённый сериал, состоящий из 7 сезонов по 21 серии в каждом. Продолжительность одной серии — 32 секунды. Исключение — полнометражка по сценарию главы-переростка длительностью аж 1 минута 28 секунд.

Сериал скоро будет показан по ТНТ, и каждая серия займёт полчаса эфирного времени: на 11-й и 22-й секунде она будет прерываться на пятнадцатиминутную рекламу. Глава-переросток будет показана на Новый год и займёт полтора часа.

Глава 131. Структура рассказа Править

  1. Часть I — главы 1—68.
  2. Первая якорная глава (ПЯГ) — глава 69.
  3. Серёдка (селёдка) — небольшой промежуток из глав 70—80, втиснутый между якорными главами подобно селёдке в банке.
  4. Вторая якорная глава (ВЯГ) — глава 81.
  5. Часть II — главы 82—147.

Примечание. Вышло бы куда красивее и симметричнее, будь в этом рассказе 149 глав, но маємо те, що маємо.

Глава 132. Постскриптум Править

Не думай, что каждая глава, прочитанная сегодня, останется такой же в завтрашний день. Нет, с ними могут происходить невероятные метаморфозы. Но не со всеми. 69 и 81 главы, как уже было сказано — якорные. Они — образец стабильности в данном рассказе.

А знаешь, почему именно 147 глав? Нет, не знаешь. Степень двойки на какой-то плитке в какой-то игре не имеет к этому никакого отношения. Каждые 147 лет Луна сближается с Землёй на 147 тысяч километров и полностью затмевает Солнце. Хотя кого я обманываю — главная причина кроется в недосягаемом рекорде мудреца!

Вот и сказочке смерть, а кто слушал — пусть убьётся о железную дверть.

2^147

Примечания Править

  1. Просто этот дятел — самый сильный из дятлов.
  2. Двум главам с одинаковым названием — бывать!
  3. Не опечатка, так и написано.
  4. (С)16=(12)10.
  5. (В0СС)16>>(1000)10
  6. Да, Смерть обвела вокруг пальца самого Бога.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики